-->

ДРУГАЯ СТОРОНА ВОЙНЫ. НА ВОСТОЧНОЙ ГРАНИЦЕ

О ветеране Великой Отечественной войны Иване Черевко

  • IMG_1631
  • Семья Черевко г
  • доклад о готовности к учениям
  • Без имени-3
  • Корея, Пхеньян декабрь 1945
  • парад 1 мая
  • с женой и детьми март 2002

  48-51_04_2015
(193,8 KiB, скачали - 240)

Ветеран Великой Отечественной войны
Иван Александрович Черевко, бывший работник ОАО «Полоцктранснефть Дружба», с 1942 по 1945 год защищал восточные рубежи Советского Союза от возможного вторжения Японии, участвовал в советско-японской войне 1945 года.  Уволился из армии только в 1967 году. На «гражданке» трудился на разных должностях в Полоцком военкомате. А с 1989 по 1992 год работал охранником на Новополоцком предприятии по транспорту нефти «Дружба» (ныне — ОАО «Полоцктранснефть Дружба»), откуда и ушел на заслуженный отдых, когда ему было 70 лет. И хотя служба здесь заняла всего около четырех лет его жизни, но именно это предприятие стало для Ивана Александровича по-настоящему родным.

— Всегда не только поздравляют со всеми праздниками — 23 февраля, Днем победы, Днем освобождения Беларуси, Новым годом, с юбилейными датами, но и перечисляют материальную помощь, — рассказывает с гордостью Иван Александрович. — А еще нас приглашают на торжественные мероприятия, которые проходят в «Дружбе», на различные концерты. Представители Совета ветеранов предприятия регулярно звонят, интересуются, как здоровье, нужна ли помощь. Лично я очень ценю эту заботу и внимание. Конечно, денежные выплаты, которые нам выделяют, не лишние. Но главное — нас, ветеранов Великой Отечественной, здесь помнят, и это больше всего радует. Ведь нас, новополоцких дружбинцев — ветеранов Великой Отечественной войны, осталось сегодня всего два человека…

Иван Александрович, несмотря на возраст, а ему 92 года, бодр и подтянут. У него светлая голова, доброе сердце и прекрасное чувство юмора. Он многое помнит и ничего не хочет забывать. Конечно, понимает, что служба во время войны на востоке страны, возможно, спасала ему жизнь. Но, как настоящий солдат, честно служил там, куда его отправила Родина.

На восточной границе были свои трудности и свои проблемы. Болела душа за страну и народ, который, несмотря ни на что, выстоял и победил. И в этой победе была частица души и Ивана Черевко, и его сослуживцев. Ведь именно в надежде на доблесть воинов в случае незапланированной агрессии со стороны Японии, и оттягивались войска с востока на запад — туда, где шли тяжелейшие бои с фашистской Германией.

 Судьба солдата

Родился Иван Александрович в Приморье, хотя родом его предки из Украины — приехали сюда до революции, когда началось массовое переселение крестьян на Дальний Восток. Из города Спасска-Дальнего его и призвали в армию, как только началась война, хотя до призывных 18-ти лет оставался еще месяц.

— Призвали меня сразу в Амурскую область и определили в учебный танковый полк, который находился на станции Завитая. Потом перевели сначала в Хабаровск на курсы младших лейтенантов, а затем в Уссурийск, — вспоминает ветеран. — Во время нашей учебы — октябре-ноябре — как раз шли самые тяжелые бои под Москвой. Было жутко. Эшелоны шли и шли на запад — с техникой, людьми. Но мы продолжали учиться вплоть до 31 декабря. Никаких экзаменов и зачетов не сдавали, нам только зачитали приказ о присвоении воинского звания младших лейтенантов и отправили по назначению. Меня — командиром танка в Уссурийскую танковую дивизию.

Дивизия располагалась в селе Монастырище Приморского края.

— Танк БТ-7 (БТ — быстроходный танк), относящийся к семейству легких, командиром которого меня назначили, был разработкой 1934 года, — объясняет Иван Александрович. — Для 30-х годов он был довольно прогрессивной конструкцией, но в Великую Отечественную войну слабая броневая защита делала его уязвимым против танковой техники фашистов. А вот на советско-японской границе они были к месту.

Непосредственно охраной рубежа на востоке страны занимались пограничники. Танковые войска располагались вдоль границы в населенных пунктах.

— Мы находились в постоянной боевой готовности, — рассказывает ветеран. — Следили, чтобы техника была в порядке, проводили боевые учения, отрабатывали тактику.

Через полгода службы Иван Черевко был назначен уже командиром взвода 204-й танковой бригады и перебрался в родной Спасск-Дальний. Там под его началом были уже танки Т-26 — тоже из семейства легких, но конструкции 1931 года.

— В 1942 году было очень тяжело с питанием, — вспоминает подробности этого периода Иван Черевко. — Питались офицеры тогда вместе с солдатами в солдатских столовых. На обед обычно давали чечевичный суп, а на второе — гороховое пюре. Поэтому все время хотелось есть. Когда я еще служил в Монастырище, мы вот что придумали. Для танков выкапывались окопы, укрытые земляной крышей и закрытые воротами — мы их называли аппарели (наклонные земляные насыпи). В окопах устанавливали печки, чтобы обогревать танки, так как они плохо заводились в мороз. Каждый танк загоняли по насыпи внутрь, закрывали ворота и затапливали печь. В Приморском крае популярна соя, и мы ее жарили на печке на противне, а потом ели как семечки. Этим и подкреплялись. Также варили картошку,  делали из нее пюре и со своим котелком шли на обед. В 1943 стало полегче — продовольствие поступало из Канады и США. Появился даже белый хлеб. Но все равно даже в военторговской столовой (в них питались офицеры) на обед было не густо. Например, суп с клецками — кипяченая вода, в который плавает несколько штук клецок из муки, на второе — небольшая порция какого-нибудь гарнира и полусладкий компот.

В 1943 году Иван Черевко получил новое повышение: был назначен помощником начальника штаба (попросту — заместителем адъютанта) 3-го танкового батальона.

— В мою задачу как помощника начальника штаба входили такие обязанности, как, например, помощь в организации охраны, внутреннего порядка, планирование боевой подготовки и другие, — продолжает Иван Александрович.

Первоначально батальон располагался на станции Манзовка (теперь Сибирцево), потом его перевели в поселок Монастырище, где ветеран и служил до окончания войны.

 Через сопки Маньчжурии… в Корею

Участвовал в советско-японской войне Иван Черевко в составе 10-го механизированного корпуса.

— Так как в нашем батальоне были легкие танки, то мы пошли по перевалам гор Большой Хинган, — рассказывает ветеран. — Японцы остались в укрепрайонах в сопках. Прорывали оборону войска первой линии — танки Т-34, а мы были во втором эшелоне. Я ехал вместе со штабом, и непосредственно в боях поучаствовать не пришлось. Наш батальон дошел до провинции Гирин (теперь Цзилинь Северо-Восточного Китая), где нас погрузили на эшелон и отправили по железной дороге в Корею, куда мы прибыли 11 сентября. Я там прослужил три года. За это время с помощью советских войск в этой стране была создана боеспособная армия, а вооружение, в том числе танки, мы оставили там, когда уходили из Кореи в 1948 году.

В 1946 году Иван Черевко женился на девушке из Полоцкого района, которая работала в Пхеньяне в полевом госпитале.

***

После возвращения из Кореи молодая семья и маленький сын, который родился в 1949 году, жила в Приморье. Вскоре началась жизнь семьи в разных гарнизонах — Красноярск, Чита, Улан-Удэ… Маленькие комнатушки с удобствами на улице, казенная мебель… А в 50-х годах Ивану Александровичу пришлось переквалифицироваться из танкистов в ракетчики, так как, по мнению, Хрущева «зачем танки, когда есть ракеты?».

На «гражданку» Иван Александрович ушел в 1967 году в звании подполковника. Переехал в Новополоцк.

О своем военном прошлом вспоминает часто. Ведь тогда он был молод, и, несмотря на трудности, жизнь была наполнена радостями. А самым памятным событием, безусловно, стала Победа. И радость со слезами на глазах…

Наталья ЛАЗАРЕВА,

фото Виктории Анискевич-Клопоцкой и из архива Ивана Черевко

Читайте также: