-->

НЕФТЕПРОДУКТООБЕСПЕЧЕНИЕ: РАЦИОНАЛЬНО, СОВРЕМЕННО, ГРАМОТНО

Организация оптовой и розничной торговли нефтепродуктами в РУП «ПО «Белоруснефть»

  • IMG_1346
  • IMG_1316
  • IMG_1363
  • IMG_1387
  • IMG_1423
  • забор нафтепродуктов на анализ
  • Новополоцкий склад хронения нефтепродуктов

  42-45_07_2016
(243,6 KiB, скачали - 157)

Современный уровень организации оптовой и розничной торговли нефтепродуктами сегодня стал необходимым условием для успешной работы на топливном рынке. В этом убедились журналисты в ходе пресс-тура, организованного РУП «Производственное объединение «Белоруснефть». В частности, они ознакомились с действием автоматизированной системы управления на примере автозаправочной станции РУП «Белоруснефть-Минскавтозаправка» и нефтебазы РУП «Белоруснефть-Гроднооблнефтепродукт».

Все под контролем

Компьютеризированная система на автозаправочных станциях управляет всем процессом: от слива из бензовоза поступившего топлива в резервуары до его реализации через топливораздаточные колонки.

На АЗС № 20 РУП «Белоруснефть-Минскавтозаправка» нам продемонстрировали, как работает топливораздаточная колонка. Благодаря автоматизации полностью исключен недолив нефтепродуктов потребителям.

— Все измерительные узлы топливораздаточной колонки пломбируются, и персонал не может вмешиваться в работу оборудования, — объяснил начальник управления нефтепродуктообеспечения объединения «Белоруснефть» Юрий Онанченко, продемонстрировав пломбу. — Но, как и любая техника, колонка может выйти из строя в процессе эксплуатации, поэтому ее периодически проверяют.

Юрий Владимирович провел такую проверку перед журналистами, используя для этого 10-литровый мерник (они бывают объемом 2, 5, 10, 20 и 50 л) и задав дозу в 10 л. Проверка показала, что контрольный налив был точным: на выходе получилось ровно 10 л топлива, что подтверждало увиденное в смотровом окне мерника.

— Колонка считается работающей в пределах допустимой погрешности, если она льет с погрешностью ±0,25% от заданной дозы, — объяснил Юрий Онанченко. — Все оборудование в течение определенного срока проходит техническое обслуживание. Это касается и самих топливораздаточных колонок, и механизмов, которые отвечают за дозу отпуска. В зависимости от того, сколько колонка проливает, она может проходить несколько технических осмотров в год.

Таким образом, доступ к колонке имеют лишь специалисты, причем только в случае проведения технического обслуживания, а в остальное время она опломбирована и работает в автоматическом режиме.

Затем журналистам показали «сердце» заправки — серверное оборудование, управляющее процессом налива нефтепродуктов в автомобили клиентов.

— Здесь есть электронный уровнемер, который показывает состояние резервуара. Мастер удаленно контролирует уровень топлива, которое находится в колонке, причем по каждому резервуару, — продолжил рассказ руководитель. — Эта система особенно эффективна при сливе бензовоза. Можно посмотреть уровень до начала и после слива. Но главное — контроль мастера необязателен (хотя он и проводится), ведь система сама контролирует качество и эффективность работы на всех уровнях.

Но на АЗС, оказывается, лишь первая ступень контроля. Вторая находится непосредственно на предприятии — в данном случае в «Минскавтозаправке». Если мастер АЗС видит на мониторе только свои резервуары, состояние своих колонок, то в «Минскавтозаправке» есть данные всех автозаправочных станций. Верхний уровень контроля — в «Белоруснефти».

— Мы видим у себя все заправки нашей системы в Республике Беларусь, можем войти в любой резервуар и посмотреть его состояние, узнать, что конкретно там проходило, — отметил Юрий Владимирович. — Но в основном мы делаем это, когда поступают жалобы, так как просмотреть все 555 автозаправок, на каждой из которых по шесть-восемь резервуаров, нереально.

Все графики заархивированы. Обмен данными идет каждые 20 с, то есть  каждые 20 с система откликается и стави т соответствующую точку, чтобы начертить график. Этого достаточно, заверил руководитель, чтобы разобраться в случае спорной ситуации.

Кроме того, журналисты смогли ознакомиться с работой магазина АЗС № 20 и кафе.

Точность гарантирована

В РУП «Белоруснефть-Гроднооблнефтепродукт» нас встретил директор предприятия Юрий Адамчик:

— Вы уже видели, как работает автоматизированная система управления на АЗС. Теперь мы покажем вам, как она функционирует на нефтебазе. Эти объекты являются стратегическими, ключевым звеном в системе нефтепродуктообеспечения «Белоруснефти». Нефтебазы — это своего рода мини-логистические центры объединения. Примерно половина всех инвестиций (а их уровень довольно высок), которые «Белоруснефть» вкладывает в эту сферу, уходит на реконструкцию нефтебаз, и почти столько же — на строительство или реконструкцию АЗС.

Нефтебаза в Гродно за свою 40-летнюю историю пережила три реконструкции. Последняя проводилась в 2013 году. В этом проекте, рассказал Юрий Адамчик, были реализованы самые современные технологические решения, даже такие, которые касаются будущих перспектив.

— По сути, мы работали с опережением, в частности, это касается законодательной части, — подчеркнул руководитель.

На нефтебазе происходит процесс разгрузки и хранения топлива, а также решается вопрос сбора и оприходования вторичных ресурсов — отработанных масел.

Сначала вниманию журналистов был представлен процесс забора проб из резервуара. Их брали из стационарных пробоотборников, встроенных в резервуары.

Как рассказала руководитель лаборатории РУП «Белоруснефть-Гроднооблнефтепродукт» Ольга Винтер, согласно нормативным документам, пробы отбираются с трех уровней: нижнего, среднего и верхнего. Затем составляется объединенная проба, которая в лаборатории подвергается анализу по показателям качества нефтепродуктов. Она отбирается после каждого слива железнодорожной цистерны.

Участники пресс-тура получили возможность увидеть, как лаборант берет пробу, а потом наблюдать за процессом ее анализа в лаборатории, где, как нам объяснили, контролируются нефтепродукты, хранящиеся на нефтебазе, и те, которые отравляются на АЗС.

Лаборанты также выезжают на автозаправки для проведения внезапных отборов проб. По словам руководителя лаборатории, график этого движения отследить невозможно.

— Все отобранные на нефтебазе и заправках пробы показывают, что нефтепродукты соответствуют стандарту. Отпуск нестандартного топлива не допускается, — отметил Юрий Адамчик. — За четыре года работы в лаборатории обработано 27 тыс. проб, и ни одна не показала расхождения с ГОСТом. Топливо с завода поступает к нам в соответствии с нормами по качеству, таким же мы отправляем его на АЗС.

Почти все процессы в лаборатории автоматизированы, что сводит к минимуму влияние человеческого фактора.

О том, как формируется отпуск бензовоза с базы, какие клиентские решения при этом заложены, рассказал начальник отдела АСУ РУП «Белоруснефть-Гроднооблнефтепродукт» Сергей Ярошевич.

Суть системы такова: каждый водитель бензовоза как из «Белоруснефти», так и из сторонней организации, прибывая на нефтебазу, регистрируется в системе и получает смарт-карту. В ней указаны его имя и организация, которой принадлежит бензовоз.

Со смарт-картой водитель подходит к терминалу, и после ее активации на табло высвечивается задание, сформированное диспетчерской службой нефтебазы заранее (что уменьшает время простоя). Он проверяет его и распечатывает чек, который является пропуском для въезда бензовоза на территорию нефтебазы. Кроме того, в этом документе есть и дополнительная информация. В частности, в чеке указаны номера проездов, которые потом высвечиваются на табло автоматической системы налива; а также номер автомобиля, пост и налив, через которые водитель будет заправлять бензовоз.

Наблюдая в реальности все этапы отпуска топлива с нефтебазы, журналисты смогли увидеть и другую сторону процесса — работу операторной налива, откуда контролируется происходящее с момента прибытия бензовоза на базу и до налива топлива.

— Человеческий фактор в автоматизированной системе полностью исключен,— объяснил Сергей Ярошевич. — Вы видели, как водитель подъехал и самостоятельно произвел все необходимые действия. Так и на АЗС оператор не участвует в системе налива, а только наблюдает и может по громкой связи скорректировать действия водителя.

— Отсюда мы видим, как бензовоз прибывает на положенный ему пост налива, — продолжил Сергей Ярошевич свой рассказ в операторной. — Сейчас он подключит заземление, рекуперацию паров и секцию, которую будет заправлять. Система проверит, все ли нормально, все ли датчики подключены. Если все хорошо, то водитель набирает пин-код секции, который указан в чеке, полученном при въезде, после чего в автоматическом режиме происходит процесс налива. Задание поступает системе, причем их может быть несколько, то есть бензовозчик на одном въезде может одновременно наполнять несколько секций разными видами топлива.

Все водители бензовозов прошли обучение, поэтому проблем в работе с автоматикой у них нет. Но в случае непредвиденных обстоятельств срабатывает противоаварийная защита. В каждой цистерне стоят датчики перелива, и, если водитель, к примеру, подключит не ту секцию, то она отключится автоматически.

Роль оператора сводится не только к контролю над процессами. Если произойдет сбой системы, оператор должен безаварийно вывести ее и безаварийно включить, когда сбой будет устранен.

По завершении налива оператор выписывает накладную и вместе с паспортом качества отдает ее водителю, расписывается и пломбирует бензовоз. Затем автомобиль следует на вторую проходную — на выезд, где охранник проверяет бензовоз и выпускает за территорию нефтебазы.

— Пока мы используем бумажные накладные, но в опытную эксплуатацию уже внедрены электронные, — рассказал директор РУП «Белоруснефть-Гроднооблнефтепродукт» Юрий Адамчик. — В этом случае система после завершения налива в автоматическом режиме формирует накладную. Диспетчер обладает электронными ключом и подписью. Когда он видит, что бензовоз заправлен, то подписывает накладную, которая передается на планшет водителю. При выезде он подносит к терминалу (уже второму) смарт-карту, где ему вместо накладной распечатывается реестр, с которым водитель следует до места разгрузки.

Но пока система электронных накладных не может быть внедрена. По словам Юрия Адамчика, законодательство еще не готово признать электронную подпись, поэтому внедрение данной инновации откладывается.

Если же электронную накладную признают, то это позволит вообще исключить человеческий фактор. Не нужны будут, во-первых, оператор по наливу, а во-вторых, работник, выписывающий накладные.

И в заключение журналисты смогли увидеть, насколько точна автоматизированная система налива. Когда закончилась подача топлива, на экране было видно, что бензовоз получил на 3 л бензина больше (но могло быть и меньше).

— Мы видим перелив в 3 л при 7 т. Это очень хороший результат. По сути, достаточно точный, — отметил Юрий Адамчик. — Так, если колонка льет с точностью ±0,25%, и это считается хорошим результатом, а здесь система более точная, с погрешностью 0,15%, то есть почти идеальна.

Кроме налива, на нефтебазе автоматизированы и другие процессы. В частности, работа железнодорожных весов. Когда цистерна приходит на нефтебазу, ее взвешивают, и система автоматически проверяет все данные, указанные в накладной. Автоматизирован и резервуарный парк. На компьютере схематично отображаются все резервуары (уровень топлива в них показан в режиме реального времени) и радарные уровнемеры. Отображается также установка рекуперации паров, которая регенерирует пары, и часть топлива возвращается в систему. И это очень важно, ведь нефтебаза находится в центре города. Благодаря этому оборудованию выбросов практически нет.

Наталья ЛАЗАРЕВА,

автора и из архива редакции

Читайте также: