Поиск

Поток

Нефтехимия — драйвер декарбонизации

02 Октября 2023
Светлана Сабило

Светлана Сабило

Обозреватель

В Беларуси обновляется законодательство в области охраны окружающей среды, обращения с отходами. В чем суть изменений, как внедряются принципы зеленой экономики, что происходит с декарбонизацией отраслей в новых политико-экономических условиях? Об этом наш разговор с заведующим сектором эколого-экономических исследований Института экономики НАН Беларуси кандидатом экономических наук, доцентом Надеждой Батовой.

— Надежда Николаевна, в июле Президент страны подписал Закон Республики Беларусь № 294-З «Об изменении Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды». Насколько в нем учтены предложения экспертов о продвижении принципов зеленой экономики?

— Принятию закона предшествовала большая подготовительная работа. Необходимость внесения изменений обосновало Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь. Создание большой рабочей группы представителей заинтересованных государственных органов и организаций, общественных объединений и науки, а также проведение обсуждений проекта позволили обеспечить вовлеченность в подготовку широкого круга экспертов. В результате в законе не только изложены в новой трактовке отдельные правовые нормы, имевшие неоднозначное толкование или внутренние противоречия, но и устранены пробелы в правовом регулировании. В данной редакции закона учтены предложения научного сообщества, касающиеся терминологии и принципов продвижения зеленой экономики, а также сущности и экономической оценки экосистемных услуг.

— Какие новые пункты закона, касающиеся стимулирования применения зеленых методов развития экономики, энергосбережения, закупок и другого, на ваш взгляд, наиболее важны и почему?

— Важным представляется закрепление на законодательном уровне базового подхода к развитию зеленой экономики как модели организации экономики, направленной на достижение целей социально-экономического развития страны при существенном сокращении экологических рисков и темпов деградации окружающей среды.

На данном этапе трудно сказать, какие из предусмотренных законом мер экономического стимулирования в области охраны окружающей среды окажутся наиболее результативными для зеленой трансформации белорусской экономики. Более того, нельзя утверждать, что таких мер и инструментов не было до момента внесения в закон поправок. Так, методические рекомендации по организации и проведению закупок товаров (работ, услуг) с использованием зеленых принципов разработаны еще в 2020 году. В них были сформулированы основы зеленых закупок: обеспечение в целом снижения воздействия на окружающую среду, стимулирование инноваций на рынке, использование энергоэффективного оборудования и альтернативных источников энергии, оценка всего жизненного цикла продукции (товаров, работ, услуг). Но широкого практического применения такой механизм не получил.

Сегодня в стране созданы и апробированы начальные условия, обеспечивающие возможность использования зеленых финансовых инструментов для привлечения зеленых инвестиций. Белорусские коммерческие банки не первый год выделяют отдельные кредитные линии на финансирование экологических проектов. Привлекательность этого инструмента во многом возросла в условиях резкого сокращения экологических инвестиций со стороны международных финансовых организаций, приостановивших деятельность в Беларуси.

Отечественные предприятия комплексно реализуют мероприятия по ресурсо- и энергоэффективности, устранению выбросов, внедрению технологий, снижающих антропогенную нагрузку на окружающую среду, и т.д. Перспективными представляются развитие добровольных механизмов экологической ответственности, включение принципов устойчивого развития в политику каждого отдельно взятого предприятия.

Принятие закона — это сигнал от государства о приоритетности зеленой трансформации экономики. Вступление закона в действие с 26 апреля 2024 года определяет временной лаг, позволяющий заинтересованным сторонам выработать соответствующие подходы и меры, в том числе для поддержки зеленых низкоуглеродных проектов.

— Ваше мнение по поводу законопроекта «Об изменении Закона Республики Беларусь «Об обращении с отходами»?

— В июне 2023 году депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь в первом чтении приняли законопроект об обращении с отходами. Второе чтение законопроекта состоится осенью, затем по регламенту его рассмотрит и утвердит Совет Республики.

Законодательное введение запрета на захоронение вторичных материальных ресурсов позволит официально закрепить такой вектор государственной политики, как приоритетность предотвращения, уменьшения объемов образования отходов по отношению к их использованию, обезвреживанию и захоронению. Принятие закона не только повысит уровень системности правового регулирования отношений в сфере обращения отходов, но и, безусловно, станет важным стимулом развития экономики замкнутого цикла, закрепляя значимость отходов как ценного сырья.

По обращению с отходами Беларусь занимает лидирующие позиции среди стран СНГ. Механизм расширенной ответственности производителей и импортеров товаров и упаковки эффективно реализуется у нас с 2012 года, а принципы расширенной ответственности внедряются с 2002-го.

Справка. В Казахстане механизм расширенной ответственности производителей (РОП) принят в 2016 году. Армения, Кыргызстан обсуждают возможность использования этого механизма в 2023 году. В Российской Федерации с января 2024 года планируется запустить новую систему РОП, учитывающую недостатки предыдущей.

Благодаря новой редакции Закона Республики Беларусь «Об обращении с отходами» Беларусь станет первой страной в СНГ, где будет принята норма о запрете захоронения вторичных материальных ресурсов на полигонах ТКО.

— В обновленном законе закрепляются положения по вопросам регулирования воздействия на климат. В чем их суть?

— В рамках формирования и проведения единой государственной политики по реагированию на изменение климата органы госуправления Беларуси работают над обоснованием приоритетных направлений и мер стимулирования к внедрению низкоуглеродных технологий и инноваций. Кроме того, наметился тренд по сближению позиций государств — членов ЕАЭС на климатическом треке. Это не только поспособствует углублению интеграционных процессов, но и ускорит технологическую трансформацию, усилит технологический суверенитет и конкурентоспособность Союза в целом на мировых рынках и каждого государства-участника в частности.

Под влиянием энергетического кризиса, вызванного санкционными ограничениями в отношении российских производителей и поставщиков, значительно выросли цены на энергоносители. Это могло негативно сказаться на декарбонизации мировой экономики, поскольку повлекло за собой рост социальной напряженности и снижение общественного уровня поддержки идеи достижения углеродной нейтральности. Более того, на первоначальном этапе отмечалось увеличение угольной электрогенерации, что тоже ставило под угрозу достижение целей по декарбонизации.

На данный момент страны ЕС адаптировали свои программы снижения углеродного следа, главная цель которых — преодоление кризиса и ускорение глобального энергетического перехода. В краткосрочном периоде страны ориентированы на диверсификацию закупок газа, ускорение темпов развития возобновляемой энергетики и расширение мероприятий по энергоэффективности. В среднесрочном периоде запланирована реализация комплекса стимулирующих и регуляторных мер по внедрению инновационных энергетических технологий и проектов по декарбонизации промышленности. 

В Российской Федерации стратегия социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года утверждена в октябре 2021-го. Ее основная цель — достижение углеродной нейтральности при устойчивом росте экономики. Был разработан план реализации стратегии, где обозначены регуляторные меры, призванные стимулировать декарбонизацию российской экономики. Сюда включены и налоговые меры, в том числе применение нулевой ставки по налогу на прибыль и НДС в отношении торговли углеродными единицами. В силу того, что российская сторона сейчас практически не имеет доступ к западным низкоуглеродным технологиям, а экспортные рынки для нее закрыты, план реализации стратегии был пересмотрен. Однако в стране по-прежнему реализуются региональные пилотные проекты по декарбонизации.

Сегодня РФ активно работает над замещением инвестиций в это направление, опираясь на партнерство с дружественными странами. Так, в августе 2023 года российская сторона инициировала создание новой институциональной структуры — контактной группы БРИКС по устойчивому развитию и климату. Таким образом будет налажен эффективный обмен лучшими практиками в области низкоуглеродного развития, новый виток развития получит продвижение ESG-повестки и моделей ответственного потребления в странах БРИКС.

— Каковы перспективы у белорусской экономики стать низкоуглеродной? В каком направлении, по мнению экспертов, при этом может развиваться нефтехимический комплекс? Стоит ли делать акцент на производстве полимеров?

— В Беларуси на национальном уровне реализуется комплекс мер для смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним, что и призвано содействовать переходу к низкоуглеродной экономике.

Тенденции декарбонизации актуальны для нефтехимического комплекса Беларуси. Более того, ужесточение экологических требований к процессам производства и использования продукции на внутреннем и внешнем рынках оказывают на нефтехимическую отрасль значительное давление и ставят перед ней, на первый взгляд, противоречивые задачи: снижать выбросы и параллельно обеспечивать рост производства. Решение этих задач возможно в том числе путем организации выпуска новой продукции, например тех же полимеров и композитов, а также реализации мероприятий по энергоэффективности, внедрения принципов экономики замкнутого цикла, в частности рационального использования бытовых и техногенных отходов. Разумеется, важны такие инновационные технологии, которые обеспечивают минимизацию потерь, утечек, объема выбросов. А информационные технологии, в свою очередь, должны обеспечивать расширение сети мониторинга выбросов загрязняющих веществ, прогнозирование и предупреждение аварий, снижение углеродного следа в производстве, а также расширение научных исследований в нефтехимической сфере.

Развитие отечественного производства полимеров в полной мере соответствует национальному курсу по локализации высокотехнологичных производств. При этом важно акцентировать внимание не на количественных показателях, а на качественных, поскольку именно высокое качество производимой продукции позволит сохранить экспортоориентированность отрасли и обеспечить технологический суверенитет. В результате инновационное развитие предприятий нефтехимической отрасли станет драйвером экологизации и декарбонизации белорусской экономики и будет содействовать выходу страны на новый технологический уровень.

ФОТО Елизавета Лукашун, архив журнала

Надежда Батова Охрана окружающей среды НАН Беларуси Полимеры
02 Октября 2023
875
Рейтинг: 4