Поиск

Поток

Академик Владимир Агабеков: «Инновации без химии невозможны»

22 Ноября 2023
Наталья Нияковская

Наталья Нияковская

Заместитель главного редактора

Ровно 60 лет назад, летом 1963-го, выпускник спецгруппы Грозненского нефтяного института Владимир Агабеков приехал по распределению в Минск и начал делать первые шаги в науку в Институте физико-органической химии. Сегодня он академик Национальной академии наук Беларуси, доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки. Четверть века назад создал и потом 22 года возглавлял Институт химии новых материалов НАН Беларуси. Под его руководством проводятся совместные научные исследования отечественных и зарубежных ученых, в результате чего создаются наукоемкие материалы, компоненты, химические продукты и перспективные технологии, в том числе для нефтехимических предприятий страны.

ОБЪЕДИНЕНИЕ ВОКРУГ ИДЕИ

— Владимир Енокович, в декабре прошлого года вас избрали председателем Белорусского химического общества, которое действует в стране более 30 лет. На что была нацелена эта организация изначально и каковы результаты ее деятельности сейчас?

— Белорусское химическое общество (БХО) создано в 1991 году. На учредительном съезде задача была поставлена четко: способствовать объединению усилий ученых, инженерно-технических работников, преподавателей и профильных специалистов для создания оптимальных условий реализации их творческого и интеллектуального потенциала, направленного на социально-экономическое развитие Республики Беларусь. Собственно, эту цель мы преследуем до сих пор, но с поправкой на то, что акцент делаем, как и вся страна, на импортозамещении и импортонезависимости.

Сначала казалось, что это легко. Сейчас видим, что для выработки подходов, необходимых для сохранения экономики на прежнем уровне, требуется максимальное сосредоточение. Все отрасли нуждаются в инновационных решениях. Для предприятий различного профиля, и в первую очередь нефтехимических, остро стоит вопрос о замене импортных компонентов для производства как конечных, так и промежуточных продуктов. Таким образом, сотрудничество науки и производства выходит на новый уровень.

Перестраивается и деятельность Белорусского химического общества. Но она по-прежнему основана на тесных контактах ученых и производственников. В разные годы наши разработки получали высокие оценки и имели эффект в ОАО «Светлогорск-Химволокно», ОАО «Могилевхимволокно», филиале «Завод Химволокно» ОАО «Гродно Азот», на заводе «Полимир» ОАО «Нафтан», на других предприятиях.

На X съезде химиков страны Владимир Агабеков избран председателем Белорусского химического общества. Минск, декабрь 2022 года

Считаю успешным опыт межотраслевых коммуникаций и взаимодействия, налаженных за последние годы в том числе при координирующей роли БХО. Это позволило ученым-химикам, с одной стороны, оперативно узнавать о проблемах, запросах смежных отраслей, с другой — делать еще больше для Республики Беларусь, привнося результаты научных исследований в приоритетные для страны направления. Сегодня химики задействованы во всех разработках, связанных с созданием импортозамещающих технологий и продукции. Это и космическая сфера, и микроэлектроника, и оптоэлектроника, и фармацевтика, и агрохимия… Но, думаю, на данном этапе надо сосредоточиться не столько на импортозамещении, сколько на обеспечении технологического суверенитета, причем на основе достижений фундаментальных исследований. И белорусской науке надлежит сыграть здесь приоритетную роль. 

— Несмотря на разрыв некоторых связей, отношения с зарубежными коллегами поддерживаете?

— В наших коммуникациях практически ничего не изменилось. Разве что пересекать границы стало проблематично. Ученые всего мира, где бы ни жили, говорят на одном языке — на языке науки. В свое время в рамках укрепления международной деятельности БХО заключило соглашения о взаимодействии и проведении совместных исследований с химическими обществами России, Китая, Турции, Вьетнама, Южной Кореи, Армении, Молдовы и многих других стран. Эти соглашения никто не отменял.

Более того, в прошлом году при Международной ассоциации академий наук (МААН) создан научный совет химических обществ. Его сопредседатели — российский химик академик РАН Аслан Юсупович Цивадзе, ученый-химик из Молдовы академик Георгий Григорьевич Дука, а со стороны Беларуси — я. В этот совет вошли практически все страны бывшего СССР. Сейчас занимаемся совершенствованием деятельности научных групп для решения практических задач. Мы заинтересованы в создании не просто отечественных, а совместных инновационных разработок, нужных не только Республике Беларусь, но и нашим партнерам, входящим в совет химических обществ.

На заседании Совета МААН, посвященном 30-летию со дня основания, председатель президиума НАН Беларуси руководитель МААН Владимир Гусаков вручил Владимиру Агабекову Большую медаль Международной ассоциации академий наук «За сотрудничество и развитие науки». Минск, сентябрь 2023 года

Одно из таких направлений, например, связано с новой научно-технической программой Союзного государства «Комплекс-СГ». Она подразумевает разработку базовых элементов орбитальных и наземных средств. Задача — создать совместные многоспутниковые группировки малоразмерных космических аппаратов для наблюдения за земной поверхностью и околоземным пространством.

Рассматривается и вопрос совместного белорусско-российско-казахстанского проекта по увеличению глубины переработки нефти и созданию новых источников сырья для производства углеводородной продукции. Считаю, что комплексная комбинированная переработка тяжелых нефтяных остатков (гудрона) с альтернативным сырьем (бурым углем) и возобновляемым (древесным) — это наиболее прогрессивный путь их совместного использования.

Словом, наша задача — объединять усилия ученых, промышленников и потребителей вокруг идеи, какой должна быть нефтехимическая и смежные отрасли Беларуси, и воплощать в жизнь разработки, на которые у них есть запросы. Думаю, мы с этим справляемся. А в качестве перспективы для совета химических обществ вижу вступление в его состав представителей промышленных предприятий на уровне руководителей, главных инженеров, высококвалифицированных специалистов и, конечно, концерна «Белнефтехим». 

— Пользуются ли спросом белорусские научные разработки за рубежом?

— Как ни парадоксально, но очень вырос спрос на научные публикации белорусских ученых. Если раньше на страницы некоторых авторитетных зарубежных специализированных изданий надо было еще постараться попасть, то сейчас они сами приглашают выступить у них. Трудно сказать, с чем это связано. Мне практически ежедневно приходят письма с предложением напечатать научную статью за границей. То же самое говорят и мои коллеги по Академии наук. Приглашения идут из журналов со всего мира — от США до Великобритании, Западная Европа тоже ждет наши публикации. 

Это одно из подтверждений того, что белорусские научные разработки вызывают интерес. Сейчас мы, в частности Институт химии новых материалов (ИХНМ) НАН Беларуси, возобновляем связи с Саудовской Аравией. В Научно-технологическом университете имени короля Абдаллы (KAUST) произошла кардинальная перестройка с полной сменой руководства, и это в том числе послужило триггером реанимирования некогда прочных связей между учеными наших стран. Приглашают нас в Туркменистан. Плодотворно работаем с коллегами из Узбекистана, еще эффективнее — с российскими учеными. С Китаем сотрудничаем, с Ираном. Причем в этих странах очень ценится полученное у нас образование. Недавно аспирантка из Ирана защитила под моим руководством кандидатскую диссертацию, а давний ученик, тоже из этой страны, — уже даже докторскую. В ИХНМ часто стажируются иностранные студенты, специалисты. 

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

— Вы согласны с тем, что Беларуси сейчас необходимо опережающее развитие химической промышленности? И насколько верно утверждение, что в противном случае может произойти остановка не только отдельных производств, но и целых отраслей?

— Во главе всего в первую очередь стоит человек — высококвалифицированные кадры. Как производственные, так и научные. Если нет кадров, то развитие новых направлений для решения практических целевых задач может дать лишь кратковременный эффект. На то, чтобы так не случилось, и направлена деятельность научного совета химических обществ при МААН.

Что касается химии, то, соглашусь, инновации без нее невозможны. Еще Ломоносов говорил: «Широко простирает химия руки свои в дела человеческие». Химия — это же не только нефтянка, это и фармацевтика, и космос, и минеральные удобрения, и волокна…  

В числе наших приоритетов сегодня — не копировать иностранные технологии, а создавать собственные, принципиально новые решения, превосходящие зарубежные аналоги. Эта задача открывает новые горизонты и перед исследователями, и перед заводами-предприятиями. Но повторю: без химической промышленности высокого уровня мы ничего не достигнем ни в плане импортозамещения, ни в плане технологического суверенитета. И самое главное, что ситуация во взаимоотношениях науки и производства последнее время заметно меняется: если раньше мы предлагали предприятиям свои разработки, идеи, то сейчас они сами идут к нам за технологиями, наукоемкими компонентами и материалами. Современная наука нацелена не только на фундаментальные, но и на прикладные исследования, то есть на получение законченного результата разработки и ее внедрение.

— Как вы относитесь к новому понятию индустриальной эры — «зеленая химия»? С одной стороны, химическая продукция подразумевает наличие вредных элементов, с другой — от ученых требуется создавать безопасные производственные процессы, продукты…

— Я, может, скажу крамольную мысль… Вся эта последние годы широко муссируемая тема энергоперехода, зеленой химии, декарбонизации, истощения нефтяных запасов мне представляется как целенаправленное удушение сильно развитой нефтяной промышленности в России и Беларуси. Некоторые на это «клюют» и считают, что будущее за некими другими видами энергии. Но о бесперспективности альтернативной энергетики говорил еще в середине 1970-х академик Петр Капица. Он тогда сделал концептуальный доклад, в котором исходя из базовых физических принципов по сути похоронил все виды «альтернативной энергии», за исключением АЭС и в перспективе управляемого термоядерного синтеза. Капица утверждал, что нефть еще долго будет доминировать — и как источник получения углеводородного топлива, и как сырье для производства различных химических продуктов, новых материалов. 

Да, проблемы экологии существуют, но изменения климата зависят не от того, сколько мы сожгли нефти или выпустили на дороги автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, а, скорее, от общего состояния биосферы. Я не говорю о том, что вопросами декарбонизации, поиска альтернативных источников сырья не надо заниматься. Но ко всему, тем более такому глобальному, следует подходить рационально и без фанатизма. В качестве одного из шагов в сторону экологии назову более полное использование отходов производства и развитие на этой основе малотоннажной химии.

Про ископаемые углеводороды скажу то, что всегда говорил: согласно текущему прогнозу они будут занимать доминирующее положение в энергетическом балансе еще лет 50, а то и дольше. Чтобы сделать такой вывод, не надо быть семи пядей во лбу. Можно просто посмотреть, как развивалась энергетика последние 200 лет. Например, в конце XIX века доля угля в энергетическом балансе достигала 90%. Он и сегодня никуда не делся, несмотря на то, что появились нефть и газ. В мировом энергобалансе уголь занимает сейчас примерно 25%. Так что и за нефть не надо переживать: ее запасов в недрах предостаточно.

Единственная альтернатива углеводородному сырью — это атомные электростанции. А солнечная энергия, термальные воды для глобальной экономики большой роли не играют. Пример Германии показывает: ветра нет — и ветряки не работают, пасмурная погода — солнечные батареи «замерзают».

На мой взгляд, нефть всему голова.

МАЛОТОННАЖКА

— Если мы говорим о том, что надо активнее развивать малотоннажную химию, то стоит напомнить и о том, что в данной отрасли тоже нужны масштабные переходы. То есть теоретически все промпредприятия подходят для создания малотоннажных производств?

— Да. Малотоннажные производства можно создавать, как мы уже говорили, на основе той продукции, которая выпускается на больших заводах, и особенно на основе промежуточных продуктов, отходов. Два предприятия — малотоннажное и крупнотоннажное — можно сделать взаимодополняемыми. Например, для крупнотоннажного производства необходимо очень много компонентов — каталитические добавки, красители, адсорбенты, депрессаторы, стабилизаторы, оптически активные материалы, а ведь они, в свою очередь, получаются в результате малотоннажного химического производства.

Сейчас прорабатывается вопрос о программе малотоннажной химии Союзного государства Беларуси и России. Над проектом работали специалисты ИХНМ совместно с коллегами из других научных институтов страны. Но, к сожалению, эта программа, которая как раз и учитывает развитие новых импортозамещающих малотоннажных химических производств, уже почти два года рассматривается на уровне Министерства промышленности и торговли РФ. 

— Непосредственно белорусские нефтехимические предприятия к такой трансформации готовы, как думаете?

— В качестве одного из успешных примеров приведу ОАО «Светлогорск-Химволокно». На основе промышленной продукции — волокна арселон ученые ИХНМ разработали модифицированное волокно с высоким кислородным индексом, достигающим 32, на уровне мировых аналогов. На предприятии построили установку и выпустили уже более 70 тонн уникального продукта. Та же ситуация с другим компонентом. Предприятию надо было относительно немного светостабилизатора ДНС, без которого основная продукция не может производиться, либо производится, но очень низкого качества. ИХНМ сделал для ОАО «СветлогорскХимволокно» такой светостабилизатор — отечественный — по нашим собственным разработкам, и теперь деятельность светлогорских химиков не зависит от импортных поставок этого компонента.

На основе побочных продуктов ОАО «Могилевхимволокно» (крупнейшего в 1970-х годах в Европе производства полиэфирного волокна лавсан) сейчас разрабатываются новые технологические процессы их использования.

Семинар академика Владимира Агабекова «Перспективы науки химическому и нефтехимическому производству» — традиционная часть деловой программы международной специализированной выставки «Химия. Нефть и газ». Минск, сентябрь 2023 года

Или возьмем завод «Полимир» ОАО «Нафтан». По заказу производственников мы разрабатываем лабораторные методы синтеза оптического отбеливателя катионного типа, предназначенного для поверхностного крашения полиакрилонитрильного (ПАН) волокна нитрон-Д — одного из основных видов продукции, выпускаемой предприятием. Причем на постсоветском пространстве завод «Полимир» — единственный производитель текстильных ПАН-волокон. Работы выполняются в рамках отраслевой лаборатории термостойких композиционных полимерных материалов, созданной в июле 2021 года концерном «Белнефтехим» и Национальной академией наук Беларуси.

Это, кстати, одно из эффективных новшеств белорусской нефтехимической отрасли — создание отраслевых лабораторий. С учетом внешней обстановки они ориентируются на решение комплексных практических задач и успешно с ними справляются. 

 25!

— Один из взаимодействующих с нефтехимическим комплексом страны научных центров — Институт химии новых материалов НАН Беларуси в октябре отметил 25-летие. Назовите наиболее яркие разработки за этот период.

— За это время выполнены десятки проектов, для страны заработаны миллионы… Главным считаю многолетнее теснейшее взаимодействие с концерном «Белнефтехим», создание уже упомянутой отраслевой лаборатории термостойких композиционных полимерных материалов. Коллектив ИХНМ благодарен руководству, сотрудникам концерна, нефтехимических предприятий за то, что мы можем друг на друга рассчитывать и всегда находим общий язык при решении различных вопросов.

Отдельные слова благодарности за взаимопонимание и сотрудничество — председателю «Белнефтехима» Андрею Алексеевичу Рыбакову и его заместителю Владимиру Васильевичу Сизову, а также Василию Васильевичу Костюкевичу, Василию Иосифовичу Вовку и Владимиру Николаевичу Докучаеву, с которыми мы плодотворно работали по ОАО «Светлогорск-Химволокно», Константину Николаевичу Сиротину и Николаю Аркадьевичу Гулаеву из ОАО «Могилевхимволокно».

Но мы работаем и для других организаций. Много делаем для «Беллесбумпрома», сельского хозяйства, легкой промышленности, фармацевтики. Для Минфина создавали защитные материалы для денег. 

В 1998 году мы начинали с 12 научных сотрудников. В досанкционные времена их уже было 115. Сейчас, как и в большинстве химических НИИ, коллектив несколько сократился, но та команда, которая работает в ИХНМ, способна на прорывные открытия.

Поздравляю всех, кто стоял у истоков создания Института химии новых материалов, кто помогал в его становлении и развитии, кто работал и работает здесь сейчас, с 25-летием! Пусть следующие страницы нашей летописи тоже будут заполнены достойными интересными разработками. 

ФОТО Елизавета Лукашун, Наталья Нияковская, Сергей Дубовик

Владимир Агабеков НАН Беларуси Белорусское химическое общество
22 Ноября 2023
2095
Рейтинг: 4