АКЦИЗНЫЕ МАНЕВРЫ И ЦЕНОВЫЕ ВОЙНЫ РОССИЙСКОГО БЕНЗИНА

  • BBCM3214
  • IMG_1284_АЗС 29_фото ДХ

Копеечный рост цен на топливо стал одной из самых обсуждаемых тем весны-2018 в Беларуси. Критики и агитаторы, оптимисты и пессимисты сходятся в одном — белорусский топливный рынок очень зависит от внешних факторов, главным образом от положения дел в нефтеперерабатывающей отрасли России.

Что же происходит у нашего стратегического партнера и, главное, чего ждать дальше? «Вестник Белнефтехима» проанализировал изменение цен на топливо в Российской Федерации с начала 2018 года.

Рост цен на бензин в РФ в июне резко замедлился. Этому способствовали решение о снижении акцизов на автомобильное топливо с 1 июня и договоренности правительства с нефтяными компаниями о заморозке цен на уровне конца мая.

Напомним, 30 мая российские власти объявили о снижении акцизов на топливо. Кроме того, Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) предписала нефтепроизводителям увеличить поставки топлива на внутренний рынок на 3%. В результате, если в конце мая крупнейшие компании «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Газпром нефть» и заводы «Газпрома» продавали на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) в среднем 18,4 тыс. т автобензина за торговый день в ходе основной сессии, то в начале июня — 25—26 тыс. т, а 15-го числа — до 30 тыс. т бензина и 29 тыс. т дизтоплива.

Эти факторы обеспечили коррекцию на внутреннем российском рынке цен на автотопливо. С начала июня стоимость 1 т АИ-92 на СПбМТСБ снизилась на 6,7% — до 50 349 российских рублей (далее — рублей), АИ-95 — на 7% — до 51 620 рублей, а дизтоплива — на 4% — до 49 672 рублей. В свою очередь, биржевые индексы СПбМТСБ для бензинов Регуляр-92 и Премиум-95 с начала июня снизились почти на 3 000 и 2 600 рублей соответственно, а индекс летнего дизтоплива — более чем на 1 500 рублей.

Трейдеры быстро отреагировали на начавшуюся коррекцию и начали продавать бензин по ценам нефтяных компаний. Хуже приходится АЗС: даже падение биржевых цен на бензин не гарантирует независимым сетям приемлемой рентабельности. Например, розничные цены в среднем незначительно увеличились на АЗС ВИНК с 10 по 17 июня на все виды нефтепродуктов. Так, бензины АИ-92 и АИ-95 подорожали всего на 0,05% — до 41,66 и 44,45 рубля за литр соответственно, на летнее и зимнее дизтопливо — на 0,02% — до 44,35 и 44,49 рубля за литр.

По данным ЦДУ ТЭК России, по сравнению с 1 января 2018 года средняя цена 1 л автобензина АИ-92 повысилась на 7,99% (+3,08 рубля), АИ-95 — на 7,74% (+3,19), летнего дизтоплива — на 13,93% (+5,42), а зимнего — на 8,78% (+3,59).

Эти факторы вместе с сезонно высоким спросом и относительно небольшим ростом реализации автобензина могут сделать тренд на снижение оптовых цен неустойчивым, считают специалисты агентства «Аналитика товарных рынков». Требуются дополнительные меры, одна из которых — корректировка экспорта.

Концентрация и распыление ресурсов

По данным Росстата, производство автомобильного бензина в России в январе — апреле выросло на 4,3%, до 12,4 млн т; дизтоплива — снизилось на 2,4%, до 24,8 млн т. За четыре месяца на внутреннем рынке было реализовано 10,9 млн т автобензинов — почти как годом ранее.

В первом квартале 2018 года по сравнению с январем — мартом 2017-го экспорт автомобильного бензина в физическом выражении вырос на 13,5%, в стоимостном — на 44,7%, дизтоплива — на 2,9 и 26,2% соответственно. При этом вес экспорта бензинов в производстве в марте составил 18,2%, дизтоплива — 83,8%. За январь — апрель, по данным ФТС РФ, выручка нефтяных компаний от экспорта бензина увеличилась на 33,6%, дизтоплива — на 29,7%.

Между тем реализация дизтоплива на внутреннем рынке РФ за январь — март выросла на 9%, до 4,873 млн т; бензинов — только на 1,4%, до 7,807 млн т. При этом цены производителей за 1 л бензина увеличились на 2,1%, до 20,22 рубля; дизтоплива — на 5,2%, до 24,75 рубля; а потребительские цены — на 1,5%, до 40,31 рубля; и на 2,4%, до 41,53 рубля соответственно. И если в январе-феврале цены производителей снижались (на 10,3 и 2,8%), то в марте они подросли на 3,6%, а в апреле — сразу на 13%.

Ожидалось, что запасы топлива к середине апреля (в период плановых ремонтов) достигнут традиционного максимума в 2 млн т, что позволит до середины мая стабилизировать оптовые цены. В предыдущие годы рост цен весной возобновлялся лишь при падении запасов ниже 1,7 млн т.

Однако созданные запасы (1,8 млн т автобензинов) не помогли — рост мировых цен на нефть и ослабление рубля толкали оптовые цены вверх, несмотря на попытки ФАС повлиять на поведение нефтекомпаний. Привлекательность экспорта привела к нехватке топлива на торгах: с 19 марта крупнейшие нефтекомпании, по данным НП «Совет по товарным рынкам», продавали по 20 тыс. т автобензина в день — втрое меньше, чем в декабре.

Когда цены за 1 т бензина на СПбМТСБ достигли 48,9 тыс. рублей за АИ-95 и 47,7 тыс. рублей за АИ-92, ФАС вынесла предупреждения компаниям «Роснефть», «Сургутнефтегаз», ТАИФ и «Фортеинвест». Причина — сокращение предложения на бирже и переориентация на экспорт, что, по мнению ФАС, привело к «созданию дисбаланса спроса и предложения и оказало существенное влияние на увеличение цены товара».

Между тем экспортный netback (уровень равнодоходности поставок за рубеж и на внутренний рынок) для НПЗ в Центральной России составил 53—57 тыс. рублей за 1 т. То есть с каждой тонны товара, реализованного внутри страны, компании недополучают 6—10 тыс. рублей по сравнению с экспортом. Поскольку НПЗ закупают нефть по той же рыночной цене (netback), то вся нефтепереработка движется к убыточности.

На майский рост биржевых цен существенно повлияло повышение акцизов на топливо. Планировалось, что в этом году они вырастут дважды: по 0,5 рубля за 1 л с 1 января и 1 июля. Но ситуация на рынке заставила отказаться от этих планов. ФАС предложила снизить акцизы до уровня, установленного для налогового маневра, и повысить нормативы биржевых продаж с установленного приказом ФАС и Минэнерго уровня 10% произведенного бензина.

Производство и реализация автомобильного топлива в России

Производство и реализация автомобильного топлива в России

Основные факторы, корректирующие стоимость топлива, — налоговая нагрузка и внешняя конъюнктура цен на нефть и нефтепродукты, на которую ФАС не может влиять, объяснял начальник управления ТЭКа ФАС Дмитрий Махонин. С начала года рост экспорта компенсировался увеличением производства бензина. Но к лету ситуация изменилась: в мае экспорт по сравнению с апрелем сократился в 1,3 раза — до 203 100 т, а поставки на внутренний рынок увеличились на 5,6% — до 2,8 млн т.

Однако сохранился значительный объем экспорта полуфабрикатов. Кроме того, некоторые НПЗ жалуются на нехватку нефти из-за снижения ее добычи и увеличения экспорта. Поэтому ФАС добивается увеличения предложения на нефтепродукты, чтобы оно превышало спрос.

Решая эту задачу, ФАС выдала предупреждение «Роснефти» с требованиями снизить экспорт и нарастить производство нефтепродуктов, от структур «Газпрома» и «Газпром нефти» потребовала разъяснений, ряд других компаний был лишь уведомлен о необходимости нарастить поставки на рынок.

Тем временем НП «Совет по товарным рынкам» (НП СПТР), который защищает интересы независимых нефтетрейдеров, обратился к премьеру Дмитрию Медведеву с жалобой. Генеральный директор НП СПТР Илья Мороз уверен, что проблема роста цен на топливо «носит системный характер» и чревата исчезновением независимых сетей АЗС. Трейдерам пришлось брать кредиты, а те, кому это не удалось, сократили свое присутствие на рынке.

Для стабилизации ситуации на рынке трейдеры рассчитывают на поэтапную либерализацию розничных цен, повышение нормативов обязательных продаж автомобильного топлива на СПбМТСБ до 50% потребления на внутреннем рынке, а также на снижение ставок акцизов.

Беда и спасение в акцизах

Причину скачка цен исполнительный директор Российского топливного союза Григорий Сергиенко видит в налоговой политике государства. По его мнению, это последствия реализации «маневра», проведенного в ТЭК с 1 января 2015 года. Еще в процессе его обсуждения специалисты предупреждали, что если мировые цены на нефть начнут быстро расти, то на внутреннем рынке возникнут проблемы. К тому же акцизы повышали, хотя их тогда следовало снижать. Если бы власти придерживались первоначальных планов, то акцизы на бензин сегодня составляли бы не более 4 500 рублей за 1 т, а на дизтопливо — 2 800. Но сейчас они почти в 2,5 раза выше.

21 мая на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака было принято решение с 1 июня снизить акциз на бензин на 3 000 рублей за 1 т, на дизтопливо — на 2 000. Причиной снижения налоговой нагрузки стало беспрецедентное превышение оптовых цен над розничными, сообщил «Вестнику Белнефтехима» старший консультант VYGON Consulting Александр Былкин.

По его словам, в конце мая НПЗ продавали АИ-92 на внутреннем рынке с дисконтом к экспорту в 6 рублей за 1 л, а АЗС торговали с убытком в 4 рубля за 1 л. Если бы розничные цены не сдерживались, то они выросли бы минимум на 10 рублей. Обещанное снижение акцизов в сочетании с увеличением розничных цен позволило вывести заправки на безубыточный уровень. Но из-за высоких цен на нефть и слабого рубля прибыль НПЗ на внутреннем рынке продолжает падать.

Снижение акцизов не решает всех проблем с ценами на топливо как в опте, так и в рознице, считает Василий Танурков из Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА). Это может снизить справедливую цену на АЗС примерно на 2 рубля за 1 л, но если рубль почти не будет укрепляться, то цены на топливо все равно будут расти. Понижение акцизов на нефтепродукты сбалансирует розничный рынок, но не приведет к падению цен, заявил президент и совладелец «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперов.

Защитные механизмы

Чтобы внутренние цены на топливо не выросли еще больше, Минфин РФ ввел отрицательный акциз на нефть из расчета примерно 3 000 рублей за 1 т перерабатываемого сырья. Это, по сути, субсидия для НПЗ, стимулирующая производство нужного рынку бензина. Ее получат заводы, у которых производство товарного бензина пятого класса составляет более 10% первичной переработки. Заводы, на которых глубина переработки меньше, получат отрицательный акциз «только для бензина» исходя из нормы выпуска в 10%, а НПЗ, которые не производят товарный бензин, не получат ничего. Кроме того, введенный плавающий акциз должен частично защитить внутренний рынок от ценовых и курсовых колебаний. Если экспортный netback превысит текущую цену бензина или дизтоплива по бирже, из бюджета НПЗ возвратят половину разницы. Например, 31 мая netback по АИ-95 был выше внутренней цены на 5 500 рублей за 1 т, то есть бюджет вернул бы НПЗ 2 750 рублей, что должно повлечь соответствующее снижение оптовой цены. Ожидается, что этот механизм вдвое сократит влияние ценовых и курсовых колебаний на внутренние цены.

С учетом этих инструментов налоговый маневр должен привести к росту оптовой цены на бензин и дизтопливо примерно на 400 рублей за 1 т в год (0,8%, или примерно по 0,3 рубля за 1 л). Однако рост цен на другие нефтепродукты должен быть гораздо больше: не менее чем на 50% — на битум и мазут, а также существенно — на авиакеросин и судовое топливо.

Стратегическая проблема налогового маневра: предполагается, что нефтекомпании переложат рост налоговой нагрузки на переработку либо увеличат внутренние цены или сократят свою маржу. Во втором случае даже некоторые крупные НПЗ станут операционно убыточными. Тогда их загрузка будет снижаться, что может привести к дефициту топлива в отдельных регионах.

Пока нефтяные компании по договоренности с правительством в обмен на снижение акцизов обещали заморозить нынешние розничные цены на топливо до конца года. Если это не удастся, правительство введет заградительные экспортные пошлины на нефтепродукты, по крайней мере временно, на форс-мажорные периоды. Например, 90-процентная пошлина на бензин будет вводиться, если цены на нефтепродукты вырастут на 20% за квартал.

На внутреннем рынке и так нет дефицита топлива, а увеличение пошлин не решит системных проблем, уверяет глава «Газпром нефти» Александр Дюков. По его мнению, рост цен на нефтепродукты обусловлен повышением акцизов и отвязкой курса рубля от цен на нефть. Если бы этого не произошло, то при росте мировых цен на нефть укрепился бы рубль и экспортный netback не изменился. Вместо этого он вырос, потянув за собой цены на нефтепродукты.

В дальнейшем, по словам Александра Дюкова, повышение экспортных пошлин может негативно сказаться на отрасли: сократятся эффективность и объемы нефтепереработки, следом — инвестиции в НПЗ, а программы модернизации окажутся под угрозой срыва. В долгосрочной перспективе необходимо переходить к плавающим акцизам, которые будут снижаться при высоких ценах на нефть и расти при их уменьшении, считает глава «Газпром нефти».

По мнению агентства «Аналитика товарных рынков», повышать экспортные пошлины необходимо в самое ближайшее время. У большинства независимых участников топливного рынка в течение лета закончатся запасы дешевого бензина, сформированные в начале 2018 года. Поэтому без разворота на внутренний рынок июльских партий и резкого увеличения объемов биржевых продаж на розничном рынке может начаться вторая волна дефицита или подорожания топлива на независимых заправках. Поэтому вполне обоснованна политика распределения потерь между бюджетом (от снижения акцизов) и нефтяными компаниями (от повышения пошлин).

Если крупнооптовые цены снижаются с начала июня, то в мелком опте — несколько позднее, отмечают специалисты «ОМТ-Консалт». Например, на мелкооптовом рынке дизтоплива столичного региона основной игрок — компания «Газпромнефть — Региональные продажи» — снизил цены дизельного топлива на 500 рублей, до 50 800 — 50 300 рублей за 1 т. Его примеру последовал Московский НПЗ, снизив цену Премиум-95 на 700 рублей, до 56 800 — 56 300 рублей за 1 т. Регуляр-92 на всех нефтебазах подешевел на 1 750 рублей, до 55 150 рублей за 1 т. Это не совсем характерно для рынка, где велик сезонный фактор.

Поэтому участники уверены, что нынешнее снижение сохранится ненадолго — пока действует эффект недавно принятых правительством мер. А затем оно сменится ростом или хотя бы стабилизацией. Однако, судя по позиции ФАС, если рост цен и начнется, он будет более контролируемым.

Прогноз

Поскольку сейчас благодаря мерам ФАС бензин из РФ фактически не экспортируется, динамика цен на него может быть более плавной. На нее существенно повлияет решение по продлению сделки ОПЕК+, принятое 22 июня.

Цена бензина на внутреннем рынке вырастет быстрее инфляции (ожидания по которой — 3—4%), прогнозирует министр энергетики России Александр Новак. Министр призвал не ориентироваться на оптовые цены от месяца к месяцу, так как сезонные всплески стоимости на бирже смазывают общую картину. Для розницы важны только два фактора: общая инфляция и налоги. Александр Новак напомнил, что на начало июня на складах крупных компаний находилось 1,66 млн т бензина и 2,4 млн т дизтоплива. Этого должно хватить для внутреннего рынка.

Вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий топливный рынок, считает «невозможным» рост цен на бензин более чем вдвое — до 100 рублей за 1 л, которыми пугает Независимый топливный союз (НТС).

Специалист отдела мониторинга ТЭК компании «ОМТ-Консалт» Юлия Коровина в комментарии для журнала «Вестник Белнефтехима» отметила, что уже не стоит ожидать продолжения значительного падения цен бензина на бирже. Нефтяники снизили цены на бирже с учетом уменьшения акцизов. Но снижение цен на нефть в перспективе может уменьшить уровень netback и потянуть цены на нефтепродукты вниз. Однако сохраняется высокая вероятность того, что летом цены на бензин и дизтопливо удержатся на достигнутом уровне.

Первые изменения могут произойти осенью. При этом ситуация в ближайшие месяцы должна оставаться стабильной, особенно в розничном секторе.

После прямой линии с Владимиром Путиным нефтяники пообещали зафиксировать уровень цен на топлива до конца года, то есть на уровне 42—43 рублей за 1 л АИ-92. Это вполне возможно, если цены на нефть не будут расти, а рубль — дешеветь.

В материале использованы данные из открытых источников

ТЕКСТ Оксана Кузнецова

Facebook Comments
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Читайте также: