ИТОГИ ПОЛУГОДИЯ: КОРРЕКТИРУЕМ ПРОГНОЗ

Старший аналитик Альпари Вадим ИОСУБ — о состоянии белорусской экономики

  • IMG_2285

pdf - ИТОГИ ПОЛУГОДИЯ: КОРРЕКТИРУЕМ ПРОГНОЗ  47-52_08.2017
(363,4 KiB, скачали - 58)

Что происходит с белорусской экономикой, мировыми валютами, ценами на нефть? Старший аналитик Альпари Вадим ИОСУБ подводит итоги полугодия и корректирует свой прогноз на 2017 год

— Первое полугодие закончилось ростом экономики на 1%, хотя начиналось с ее падения. Такие темпы даже опережают траекторию развития, ожидаемую правительством. Основные причины того, что спад экономики сменился подъемом, — достижение договоренностей по нефти и газу, увеличение спроса на широкий спектр белорусской продукции со стороны России. На данном этапе российская экономика перешла к росту, и в Беларуси наблюдается некоторое увеличение внутреннего спроса. Еще одна особенность этого полугодия — средняя зарплата в нашей стране впервые за последние годы начала расти в реальном выражении, то есть с учетом инфляции. В валютном эквиваленте ее уровень еще далек от того, который был в 2014-м, но тем не менее падение сменилось подъемом, что способствует некоторому оживлению экономики.

Необходимо отметить, что во многом этот рост носит конъюнктурный характер, то есть зависит от факторов, не связанных с Беларусью и ее экономическим развитием. У нас по-прежнему высокая зависимость от российской экономики и поставляемых объемов нефти и газа. Следовательно, если замедлятся темпы развития в России, или подъем перейдет в падение, или со стороны РФ возникнет нефтегазовый спор, то Беларусь может растерять темпы своего экономического роста.

— Весной в СМИ активно обсуждалась информация по поводу того, что Россия в течение года может ослабить свой рубль на 15—20%…

— На самом деле так говорить не очень корректно. Надо помнить, что в Российской Федерации плавающий курс рубля, поэтому его административно не устанавливают, искусственно не укрепляют и не ослабляют. Речь шла о том, что в случае снижения цен на нефть, их длительного пребывания ниже отметки 50 долларов за баррель, российский рубль может ослабнуть. Имеется в виду ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры.

— Вы прогнозировали, что в этом году мировые цены на нефть будут колебаться без резких скачков в пределах 40—50 долларов за баррель.

— Глобальный прогноз остается таким же. Возможно, сейчас я бы сдвинул диапазон колебаний. Актуальнее 45—55 долларов за баррель, хотя вероятность возврата цен к 55 долларам за баррель марки Brent сегодня невелика. Если говорить о недавних событиях, то нефть Brent немного «проколола» уровень 50 долларов, то есть вернулась к ценам, которые были в начале июня, но уже в середине июля торговалась по 49 долларов за баррель. Основная проблема на рынке нефти не изменилась и заключается в глобальном дисбалансе спроса и предложения. Несмотря на договоренности ОПЕК и примкнувших к ним стран, этот дисбаланс не пропадает.

Еще один дополнительный «звоночек»: если вплоть до мая страны ОПЕК очень гордились тем, что сокращают добычу, то статистика за июнь показывает незначительное, но превышение запланированного объема. Более того, на некоторые страны соглашение о сокращении добычи нефти не распространяется — в частности, на Ливию. В моменты активных боевых действий она снизила добычу до 300 тыс. баррелей в сутки, а сейчас уже повысила ее до 1 млн баррелей. К концу года Ливия намерена выйти на уровень 1,25 млн баррелей в сутки, а в 2018-м — до 1,5 млн.

Надо помнить, что с добычей все хорошо и в США, которые ничего не планируют сокращать. Там практически непрерывно растет число активных буровых установок. Поэтому реального сокращения дисбаланса, то есть уменьшения избытка на рынке предложения нефти, не ожидается. На мой взгляд, сегодня не видно причин для устойчивого роста цен на нефть выше 50 долларов за баррель, а тем более — выше 55 долларов.

— Вы прогнозировали, что со временем на мировом рынке подешевеет евро, подорожает доллар и они станут равновесными…

— Евро повел себя, мягко говоря, совсем не так. Его курс серьезно растет и уже превысил отметку 1,16 доллара. Связано это с тем, что политика Федеральной резервной системы (ФРС) США остается неопределенной и непредсказуемой. В конце прошлого года и в начале нынешнего казалось, что все понятно: экономика в США восстанавливается — значит, будут расти ставки, ужесточится монетарная политика. Действительно, с начала года ФРС дважды повысил ключевую ставку. Ожидался следующий шаг — продажа облигаций, которые ФРС накупила во время кризиса на 4,5 трлн долларов. Но этого не произошло, и вот почему. Проблема последних месяцев заключалась в том, что в США не росла инфляция, а ведь планировалось поднять ее до 2%. Именно этот уровень в Соединенных Штатах считается комфортным. Но в последний месяц инфляция начала снижаться, так и не достигнув указанной отметки. Если и дальше в США будут поднимать ставку и продавать облигации с баланса Центробанка, то это может еще сильнее ударить по инфляции и вернуть ее к уровню, угрожающему дефляцией. По поводу такой ситуации в американском Центробанке нет единого мнения, когда повышать ставку, начинать продажу облигаций и в каком объеме это делать. Поэтому будущее ужесточение американской монетарной политики выглядит уже не таким однозначным. Ожидаемый рост доллара на самом деле превратился в снижение.

— Получается, выборы новых президентов во Франции и США не отразились на мировых валютах?

— Дело в том, что влияние политики на экономические процессы, в частности на курсы валют, традиционно переоценивается. Самые пессимистичные сценарии не оправдались: пророчили приход к власти правых во Франции, импичмент Дональда Трампа и т.п. На самом деле выборы очередного французского президента или германского канцлера не оказывают ощутимого влияния на курсы валют. Гораздо большее значение имеет политика соответствующего центробанка (в Европе — ЕЦБ). В первую очередь все зависит от того, что будет с ростом экономики и инфляцией. Так, ЕЦБ на своем очередном заседании решил оставить процентные ставки без изменения. Спектр дальнейшей монетарной политики может быть очень широк. Сегодня нет определенности. ЕЦБ реагирует на происходящее в экономике, в первую очередь на инфляцию, от этого будет зависеть динамика евро. Я бы не связывал именения курсов валют с политическими факторами.

— Что происходит с инфляцией в Беларуси? Почему она оказалась даже ниже прогнозируемого уровня?

— Инфляция устойчиво снижалась из месяца в месяц в годовом выражении и в мае составила 6,1%. По итогам июня, впервые произошел рост этого показателя до 6,5%, но все равно он существенно ниже, чем прогнозировали правительство и Национальный банк Беларуси. Как известно, ожидалось сокращение инфляции до 9%. К концу года она еще может увеличиться, но, весьма вероятно, не превысит 7% годовых. С инфляцией у нас все неплохо. Это связано с аккуратной политикой Нацбанка, который отказался от практики печатания «пустых» денег, последовательно сокращает выдачу директивных кредитов. Понятно, что инфляция низкая не сама по себе, а вследствие проводимой экономической политики. Если она вдруг изменится, то возникнет риск роста инфляции. Этот показатель напрямую зависит от монетарной политики, проводимой Национальным банком. Любое желание создать богатство из воздуха — напечатать «незаработанные» деньги, повысить зарплаты — тут же оборачивается ростом инфляции. Такие уроки нам знакомы, поэтому можно надеяться, что возврата к подобным практикам не будет.

— В целом ваш прогноз на 2017 год остается в силе: существенных потрясений и «сюрпризов» не ожидается?

— Очередного мирового кризиса до конца года не предвидится. Краха доллара или евро тоже не будет.

Светлана САБИЛО

Facebook Comments
printfriendly button nobg - ИТОГИ ПОЛУГОДИЯ: КОРРЕКТИРУЕМ ПРОГНОЗ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Читайте также: