НАУКА ПРИВЛЕКАТЬ НАУКУ: Федор ХОДОРКИН о связи между наукой и производством

  • IMG_9782_

О том, как выстраиваются отношения между наукой и производством в нефтехимической отрасли, рассказывает, подводя итоги Года науки, начальник отдела научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ концерна «Белнефтехим» Федор ХОДОРКИН

— Федор Николаевич, в мировой экономике нефтехимическая отрасль относится к III—IV технологическим укладам, т.е. к условным «эпохе стали» и «эпохе нефти». Какими материалами и технологиями выложена дорога к укладам более высокого класса?

— Да, согласно общепринятой классификации нефть, сталь — это традиционные виды производства, которые причисляют к III укладу, максимум — к IV. Однако за последние 20—30 лет на мировом рынке основательно закрепились новые технологии — космические, нано-, биохимия, биомедицина, программное обеспечение, робототехника. Таким образом, по классификации ученых четко определились новые отрасли, которые формально относятся к V и VI технологическим укладам.

Но нефтехимия по-прежнему играет главенствующую роль, потому что на ней завязаны другие отрасли и ее продукция всегда имеет большой спрос как у переработчиков, так и у конечных потребителей. Поэтому задачами концерна в том числе являются расширение ассортимента выпускаемой продукции и повышение добавленной стоимости при ее производстве. Что касается перехода в более высокие технологические уклады, то, по моему мнению, в ближайшие 20 лет это маловероятно в силу того, что современная нефтехимия базируется на технологиях, разработанных еще в XX веке. А для перехода необходимо изобрести принципиально иное, более эффективное использование нефти, нежели то, которое существует сейчас.

Однако то, что нефтехимия остается традиционной отраслью промышленности в свете новых веяний, не умаляет ее достоинств. Хлеб ведь тоже изобрели несколько тысяч лет назад, но насущность его нисколько не уменьшилась.  

— ОАО «Завод горного воска» входит в состав Ассоциации наноиндустрии. Значит, его специалисты ведут разработки в области нанотехнологий? 

— Это единственная в системе концерна «Белнефтехим» организация, где создано производство V технологического уклада. Речь идет о выпуске наноматериалов для нужд медицины. Раневые покрытия обрабатываются очень эффективным биополимером — хитозаном, который наносится на подложки методом электроформования.

К исследованию новой продукции подключали специалистов Белорусского государственного технологического университета и Гродненского государственного медицинского университета, располагающего ожоговым центром. Это опытно-промышленное производство, которое можно отнести к малотоннажной химии. Концерн профинансировал разработки ученых и специалистов предприятия из средств инновационного фонда и получил высокоэффективный продукт.  

— Академическая, отраслевая или вузовская наука в любом случае сопровождает работы нефтехимического комплекса. Но говорить о том, что она охватывает все направления, пока не приходится…

— Почему возможности отечественной науки достаточно ограничены в части нефтехимии? Еще в советские времена вся нефтехимия сосредоточивалась в Москве и Ленинграде, где были сформированы школы, которые занимались разработкой технологий, материалов и других видов продукции для всей нефтехимии Советского Союза. А наши белорусская наука и вузы получали, как правило, какие-то фрагментарные работы и фактически находились на субподряде, выполняя их для ленинградских и московских коллег. То есть не обладали всей полнотой информации. Со временем ситуация в России изменилась: часть кадров уехала за рубеж, часть ушла на пенсию, новых молодых ученых подготовлено недостаточно… В результате прервалась связь поколений.

Белорусской науке пришлось свои разработки в области нефтехимии начинать практически с нуля

Но надо отметить, что сегодня в нефтехимии сформированы три основные школы, которые имеют достойные результаты исследований. Первым назову Институт механики металлополимерных систем имени В.А. Белого в Гомеле. Это институт НАН Беларуси, который занимается полимерами, пластиками, фторопластами, у него есть хорошие разработки и в части улучшения качественных характеристик резины «Белшины».

Следом идет Институт общей и неорганической химии НАН Беларуси: на его счету технологии переработки минеральных калийных и фосфатных руд, производство новых форм минеральных удобрений и многое другое. Сейчас этот Институт совместно с ОАО «Лакокраска» создает отраслевую лабораторию по разработке лакокрасочных материалов. И, конечно, не могу не отметить вузовскую науку в лице члена-корреспондента НАН Беларуси, профессора Николая Романовича Прокопчука. Он создал в республике школу по шинной промышленности, подготовил квалифицированные кадры, серьезно занимающиеся вопросами резиносмесей. Это молодые ребята, с которыми мы тесно сотрудничаем и на разработки которых возлагаем большие надежды.  

Надо отметить, что концерн в первую очередь делает ставку на развитие отраслевой науки непосредственно на наших предприятиях. Для нас важно вырастить и сохранить исследовательско-инженерные кадры на каждом предприятии. Созданы отраслевые лаборатории в ОАО «Белшина», «Полоцк-Стекловолокно» и на Гомельском химическом заводе. Все — во взаимодействии с Белорусским государственным технологическим университетом. Сейчас прорабатывается вопрос об открытии отраслевой лаборатории в ОАО «Могилевхимволокно» с участием региональных учреждений высшего образования. 

— Ученые и производственники говорят о том, что существующая нормативная правовая база в области проектов в рамках Государственной научно-технической программы и хоздоговоров усложняет решение вопросов по созданию современных наукоемких предприятий. Отмечают специалисты и жесткую бюрократическую регламентацию процесса, сдерживающую инициативу ограничениями, излишней отчетностью. Эти проблемы принимаются во внимание?

— Жесткий контроль установлен только в части использования бюджетных средств в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР). В части собственных средств организаций, направляемых на выполнение НИОКР, отчетности практически не существует.

На законодательном уровне, на мой взгляд, прописано все грамотно и понятно. Остается только этим пользоваться. Например, практика сотрудничества между научным институтом и предприятием в рамках хоздоговоров сложилась давно, и многие на ней, что называется, уже набили руку. Вторая ступень чуть более сложная: можно использовать средства республиканского централизованного инновационного фонда, которые выделяются по заявке предприятия в концерн через прохождение государственной экспертизы.

Третья ступень: реализация проекта через Государственную научно-техническую программу. Здесь уже финансирование осуществляется исключительно за счет бюджетных средств. Необходимо пройти госэкспертизу, а также другие процедуры. Но в этом случае на законодательном уровне устанавливается жесткое требование: в течение 3 лет исполнитель обязан обеспечить коммерциализацию результатов НИОКР и выпустить соответствующую научно-техническую продукцию.

— То есть, научно-техническая продукция должна быть запущена в производство и сразу давать прибыль?

— Любая продукция должна давать прибыль. В части госпрограмм объемы ее выпуска определяются уже на этапе разработки НИОКР. То есть, если в госпрограмме ты написал «20 тонн», то в течение 3 лет после завершения НИОКР обязан эти 20 тонн выпустить. 

— Недавно в ОАО «Полоцк-Стекловолокно» проходил семинар, посвященный развитию композитных материалов, и предприятие демонстрировало разработки собственного научно-практического центра, которому всего 2 года. Это заслуга исключительно руководства и специалистов акционерного общества, или к работе привлекаются ученые кадры из учреждений высшего образования?

— «Полоцк-Стекловолокно» — это предприятие, на котором изначально сформирована сильная заводская исследовательская наука. Заслуга в этом не столько ученых со стороны, сколько специалистов предприятия. Кроме того, большую роль сыграл тот факт, что генеральный директор Андрей Николаевич Бунаков пришел на «Полоцк-Стекловолокно» из «СветлогорскХимволокно».

А «СветлогорскХимволокно» и «Белоруснефть» — это организации, где существуют самые сильные научные школы в нашей отрасли. Светлогорск специализируется на разработках, связанных с негорючими материалами, материалами двойного назначения, перспективными углеродными материалами. А «Белоруснефть» имеет собственный Белорусский научно-исследовательский и проектный институт нефти (БелНИПИнефть), который работает как инжиниринговый центр.

— Важная роль в финансировании отраслевой науки принадлежит республиканскому централизованному инновационному фонду. Как формируется ежегодная смета расходов для организаций «Белнефтехима»?  

— Республиканский централизованный инновационный фонд в новом формате начал функционировать только в 2017 году. Ужесточились требования к расходованию средств. Повторю: это бюджетные средства, которые выделяются с пометкой «на инновационное развитие». Так, если вы заявили финансирование, условно говоря, на 1 млн рублей, то должны обосновать необходимость выделения этих средств. Заявка проходит ведомственную экспертизу научно-технического совета концерна и межведомственную государственную экспертизу. Возвратов заявок на финансирование НИОКР после государственной экспертизы не было.

На 2017 год мы заявляли более 1,7 млн рублей, и постановлением правительства они выделены. На 2018 год вместе с переходящими проектами объемы финансирования из республиканского централизованного инновационного фонда составят 3,8 млн рублей.

— Кто основные получатели средств?

— «Белоруснефть», «Белшина», «Лакокраска» и «СветлогорскХимволокно» — наиболее инновационно активные организации в структуре концерна «Белнефтехим». Например, ОАО «Лакокраска» запланировало разработку рецептур новых высококонкурентоспособных продуктов. Исследования «Белоруснефти» традиционно направлены на повышение нефтеотдачи пластов.

— Федор Николаевич, в условиях регионализации экономической деятельности в обиход входит термин «кластер». В Новополоцке создан нефтехимический, в Полоцке готовят почву для композиционного… Что можно сказать о перспективах кластерной системы промышленного производства?

— Кластер — это комплексная структура, которая сочетает не только науку и производство, но и сбыт продукции, и ее более углубленную переработку другими участниками объединения. По сути, новополоцкий кластер — это новое направление в работе концерна.

Основой кластера является ОАО «Нафтан», за научно-техническую поддержку отвечает Полоцкий государственный университет, плюс задействованы организации, которые либо занимаются более углубленной переработкой продукции «Нафтана», либо ее потребляют.

То есть работа участников данного кластера напрямую или косвенно должна способствовать повышению эффективности работы нефтеперерабатывающего завода. Сейчас генеральный директор предприятия Александр Демидов формирует организационные структуры кластера.

Наталья НИЯКОВСКАЯ, фото Дарьи ХАЧИРАШВИЛИ

Facebook Comments
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Читайте также: