ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА БУДЕТ САМЫМ ГЛАВНЫМ

Для нефтяника Анатолия Молчанова это День Победы

  • BBCM2557
  • BBCM2591
  • BBCM2598

pdf - ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА БУДЕТ САМЫМ ГЛАВНЫМ  34_35_04_2015
(171,8 KiB, скачали - 255)

День Победы — самый главный праздник для нефтяника Анатолия Молчанова. В его жизни были две войны и две победы. Великую Отечественную он запомнил, когда был еще ребенком, во второй — Корейской войне 1950—1953 года — участвовал сам, на стороне Северной Кореи.

 В оккупации

Начало войны и День Победы Анатолий Молчанов хорошо помнит.

Ему было 10 лет, когда объявили всеобщую мобилизацию и из деревенских дворов Речицкого района забрали военнообязанных мужчин.

— Из окна нашей хаты были хорошо видны вереницы пеших разновозрастных новобранцев, за которыми с плачем бежали матери, жены, дети, — вспоминает он. — Я запомнил растерянность на лице мамы в эти дни — отца забрали на фронт, она одна осталась с детьми, а нас-то было восемь.

Еще одно укоренившееся воспоминание детства — обозы с пленными. Угоняемые из белорусских деревень прифронтовой полосы женщины и дети в повозках с вещами, котомками, корзинами, домашней живностью бесконечной унылой чередой тянулись по пыльной дороге в окружении немецких автоматчиков с рвущимися собаками. Ночью, когда контроль со стороны конвойных ослабевал, некоторым пленникам удавалось сбежать.

— Но большая часть людей все же, опасаясь расстрела, оставалась в обозах, и об их дальнейшей участи можно было только догадываться, — рассказывает 85-летний собеседник.

Толя Молчанов с братьями и сестрами в 1943 году, уже перед самым наступлением советских войск и освобождением Речицкого района, тоже попали в плен. То ли немцы, предчувствуя скорую перемену в военных действиях, посчитали обузой пленников, то ли провидение спасло, но семье во время ночной остановки удалось благополучно ускользнуть.

Военных действий мальчик не видел. Когда с Гомельщины и Могилевщины началось освобождение белорусских районов, линия фронта держалась месяц-полтора неподалеку от места, где проживала семья Молчановых. Освобождение вернуло жизнь в мирное русло.

А День Победы Толя встретил по дороге из школы.

— Навстречу бежали старшеклассники и подкидывали вверх шапки. Даже не расслышав слов, я понял, что такая радость может означать только одно — конец войне, — продолжает ветеран.

 ДОБРОВОЛЕЦ-ОПОЛЧЕНЕЦ

Но, как оказалось, его война была впереди. После второго курса Речицкого землеустроительного техникума, юношу призвали в армию. Шел 1951 год. Он знал, что в Корее год как идет война, но не мог предположить, что станет участником и свидетелем противостояния единого ранее народа, чью целостность ровнехонько по 38 параллели разделят политики мировых держав, СССР и США. Следствием была отправка советских солдат для участия в боевых действиях на стороне Китая, который помогал КНДР.

— По сути, противоборство Севера и Юга Кореи означало соперничество США и СССР во времена «холодной войны». Американцам, полагаю, трудно было смириться с победой русских в Великой Отечественной, первенством на мировой арене в послевоенные годы, — рассуждает собеседник. — США вооружили южнокорейскую армию. В Северной же Корее с помощью Советского Союза была создана Корейская народная армия.

Новобранцы прибыли в Хабаровск. После полковой школы Анатолий Молчанов получил специальность радиотелеграфиста и был направлен в полк, который охранял стратегически важные дальневосточные объекты, в том числе железнодорожный мост через Амур. В конце декабря 1952 года полк по тревоге собрали и построили на плацу. Перед бойцами выступил командир, рассказав о сложной ситуации на участке государственной границы СССР и КНДР. В заключение речи он предложил добровольцам, желающим защитить и свою страну, и корейский народ от американской военной агрессии, сделать два шага вперед. Шагнул весь полк.

Так Молчанов вместе с сослуживцами, переодетыми в китайскую форму, стал добровольцем-ополченцем. Распространяться о предстоящей миссии строжайше запрещалось. Поработали с ними и «особисты»: отобрали записные книжки, фотографии, документы, отсеяли неблагонадежных. Остальных разместили по вагонам и отправили сначала через советско-китайскую границу, а затем в Харбин. В Корее полк в составе восьми батарей приступил к охране гидроэлектростанции Супун на реке Ялуцзян, снабжавшей электричеством почти всю Северную Корею.

— Налеты американской авиации на наши батареи и охраняемые объекты велись постоянно, по несколько раз в день, — вспоминает Анатолий Пантелеевич. — Тяжелые четырехмоторные бомбардировщики противника под прикрытием истребителей в этих сумасшедших атаках сбрасывали весь боекомплект. Нашим же зенитчикам ничего не оставалось, как вести мощный, непрерывный огонь, стараясь «завесой» не пропустить ни один самолет. От звука зениток и взрывов бомб лопались барабанные перепонки, гудела земля, сотрясался воздух. Это был ад, преисподняя…

Во многом странной для него, белорусского юноши, была эта война, какой-то «маскарадной»… Но понимание пришло годы спустя, а в то время надо было не думая выполнять приказы командования. Советские летчики, которые иногда попадали под огонь своей же зенитной артиллерии, также были облачены в китайскую военную форму, имели китайские документы. От пилотов требовалось не говорить во время вылетов по-русски, а изъясняться в воздушных боях по-корейски. Правда, от лингвистического абсурда пришлось отказаться в виду практической невыполнимости. Но, несмотря на все меры секретности и на земле, и в воздухе, противник, как подчеркивает Молчанов, был прекрасно осведомлен, кто против него воюет.

Американские бомбардировщики, которые называли летающими «суперкрепостями», бомбили не только военные объекты. Они уничтожали северокорейские города, увеличивая число жертв среди мирного населения. На Дальний Восток была переброшена 326-я истребительная авиационная дивизия во главе с прославленным летчиком, трижды Героем Советского Союза Иваном Кожедубом. Она была вооружена новыми реактивными самолетами МиГ-15 — достойным «противовесом» американским «суперкрепостям». После этого ситуация в воздухе коренным образом поменялась, подчеркивает собеседник, интенсивные бомбардировки прекратились.

Из двухлетнего срока службы в Корее шесть с половиной месяцев Анатолий Пантелеевич провел в боевых действиях. Переговоры о мире, начавшиеся еще летом 1951 года, принесли результаты — в июле 1953-го было заключено соглашение о прекращении огня, Корея разделилась на Северную и Южную.

— Но наше дежурство по охране объектов продолжалось до конца 1954 года, — говорит Молчанов.

За мужество, проявленное в боевых действиях, он был представлен к наградам: китайской и корейской медалям с вручением удостоверений за подписями Мао Цзедуна и Ким Ир Сена.

 ***

После демобилизации Анатолий вернулся домой, в 1957 году окончил техникум, а в 1965-м пришел работать к нефтяникам инженером-геодезистом. В Речицком управлении разведочного бурения он много лет занимался отведением и юридическим оформлением земель под строительство буровых, прокладку нефтяных трасс, для перетаскивания буровых и геодезической привязки объектов нефтедобычи к местности. Заочно учился в Московском институте инженеров землеустройства.

…На подоконниках в квартире Молчановых — ящики с пробивающимися ростками рассады. Преклонные годы не мешают ветерану трудиться на даче, и он с нетерпением ждет тепла, чтобы прикоснуться к земле. Но не только за это он любит весну.

— Скоро День Победы, праздник, который для меня всегда будет самым главным, — говорит Анатолий Пантелеевич. — Семьдесят лет прошло с того дня, когда я вместе с деревенскими пацанами в безудержной радости кидал шапку в небо, мирное небо…

Наталья РУДЕВА

 

Facebook Comments
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Читайте также: