РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ

Фирменная сеть АЗС «Белоруснефти»: вчера, сегодня, завтра

  • _002_164
  • Ilnickiy
  • block-27
  • DSC_3415
  • IMG_6796
  • Брест
  • АЗС 57-Хойники-раньше
  • АЗС № 22-2
  • каморников
  • Алик Дудик IMG_7474
  • Валентина Павловская-Гродно-IMG_8933
  • Народная марка 2016_2
  • Первая АЗС
Тема номера: День нефтяника

pdf - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ  47-52_08.2017
(363,4 KiB, скачали - 58)

Начало было в прямом смысле легендарным — сегодня уже точно и не восстановишь, что в этой истории вымысел, а что факт. Произошло это во второй половине 1990-х. Поговаривают, что руководитель «Белоруснефти» после получасового ожидания своей порции топлива на заправке произнес: «Наверное, нам все-таки стоит заняться розницей — построить собственную сеть АЗС и торговать топливом». Мол, мы добываем нефть, по сути, «сидим» на горючем, но тратим время на чужих бензоколонках — нелогично.

Вот и получается, что дело сдвинулось благодаря очереди. Вернее, вопреки обстоятельствам родилась идея розничного бизнеса.

У истоков…

Случилось это почти через 100 лет после появления первой заправки в мире. Предприятие «Белоруснефть» тогда только отметило свое 30-летие. Было желание построить лишь несколько заправок — для нужд нефтяников. Благо начинали не на пустом месте. Во-первых, заправки других операторов можно было использовать для формирования собственного опыта в новом деле. В Беларуси тогда работали АЗС «ЛУКОЙЛа», «Славнефти», «ЮКОСа». Во-вторых, в некоторых подразделениях уже имелись бензоколонки. Правда, их было немного, и обеспечивали они топливом только транспорт нефтяников. А в-третьих, бизнес этот был всем известен — все-таки почти столетняя история, которая начиналась с галантерейных лавок, где покупали бензин, наливая его в ведра и бутыли. Так, в конце ХIХ века в Орше построили первый склад для хранения нефтепродуктов. Как таковой бензоколонки здесь не было, но именно сюда приезжали за керосином и бензином. Традиционные бензоколонки появились в Беларуси, как и во всем Советском Союзе, сразу после Великой Отечественной войны. В конце 1940-х нефтяная промышленность выпускала солярку, 66-й, 72-й и 76-й бензины. Стоило топливо от 7 до 9 копеек за литр. Развивалась же заправочная сеть во многом благодаря автопрому. По сути, это был сопутствующий автомобилестроению и нефтепереработке бизнес. Например, с началом выпуска массового народного автомобиля «Жигули» появился бензин А-92. Он был самым дорогим — стоил 20 копеек за литр. Кстати, сегодня ситуация повторяется: появились электромобили — строятся и электрозарядные станции, в том числе и в «Белоруснефти».

Ну а в 1960-е годы, когда было организовано предприятие белорусских нефтяников, о розничной торговле нефтепродуктами и не помышляли. Это считалось непрофильным бизнесом. Поиск, добыча, нефтяной сервис, работы в Беларуси, Сибири, Калининграде — распыляться на сопутствующий проект не было смысла. Все изменилось с развалом СССР. Якобы тогда и были произнесены слова о собственной сети АЗС. Решили, как говорится, «ввязаться в бой». И дело пошло.

№ 22 2 740x442 - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ

Объект розничной торговли нефтепродуктами в 1980-е годы

Идея давно витала в воздухе. Дело в том, что компания, которая занималась добычей и продажей сырой нефти, рано или поздно должна была приступить и к торговле продуктами ее переработки. Тем более что опыт работы с поставщиками и покупателями был — нарабатывался он не только на продаже добытой нефти, но и на собственном газоперерабатывающем заводе. БГПЗ надо было обеспечивать своим и давальческим сырьем, а потом реализовывать произведенную продукцию. И коль научились торговать оптом — почему бы не заняться и розницей?

В архивах сохранился отчет о совете предприятия 31 октября 1997 года, на котором заместитель генерального директора Вячеслав Мулица поднял тему использования горюче-смазочных материалов. Вывод: необходимо создать подразделение по реализации, учету и хранению ГСМ. Предложение поддержали, и 3 ноября 1997-го был подписан приказ о создании управления «Нефтепродукт». Возглавил его Александр Ильницкий. Вот с этого момента, пожалуй, можно вести отсчет времени нового для «Белоруснефти» бизнеса.

Первые бензоколонки

1 ноября 1997 года сформировали управление «Нефтепродукт», а уже в декабре в Речице на улице Молодежной была построена первая АЗС «Белоруснефти». Указывается и другая дата открытия заправки — январь 1998-го. Скорее всего, фактически АЗС была закончена в декабре, а после Нового года заработала официально. Интересно, что возвели ее буквально за два месяца. И уже с этой заправки началось формирование самой крупной в стране сети автозаправочных комплексов. Как говорится, круг замкнулся: добыча нефти — реализация продукции ее переработки. Тогда появился и слоган «Белоруснефти» нового времени: «От скважины до АЗС».

В свою очередь, российские операторы топливного рынка, работающие в Беларуси, представляли серьезную конкуренцию новичку. Тем более что заправки российских компаний находились в «лакомых» местах — на оживленных автострадах, в Минске, приграничных Гродно и Бресте. Но нефтяникам за свою тогда еще 30-летнюю историю доводилось преодолевать и не такое — прошли и огонь, и воду, и медные трубы.

Одновременно со строительством в «Белоруснефти» приступили и к реконструкции заправок, расположенных в структурных подразделениях. Строительными работами занялись вышкомонтажники под контролем заместителя генерального директора объединения Фёдора Михайловского. А уже 16 июля 1998 года «Белоруснефти» было передано пять гомельских автозаправок.

Ilnickiy 300x247 - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙНачальник управления «Нефтепродукт» Александр Ильницкий тогда назвал это знаменательным фактом: «Реализация светлых нефтепродуктов через собственные сети автозаправочных станций приносит, к примеру, российским нефтяным компаниям огромные доходы. Россияне строят современные автозаправки в Минске, на автострадах международного значения. Клиентов привлекают быстрое обслуживание, отличный сервис. Коммерческие структуры также весьма успешно занимаются этим прибыльным бизнесом. Так, сегодня в Гомельской области 14 государственных и 15 коммерческих АЗС. В самом же Гомеле 50% всех АЗС — коммерческие. То есть уже эти несколько цифр говорят о той планомерной тактике захвата со стороны как бизнес-структур, так и зарубежных нефтяных компаний рынка розничной торговли нефтепродуктами в Гомельской области. Причем захват этот осуществляется ускоренными темпами. А нас, производителей нефти, те же коммерческие структуры пытаются отодвинуть в сторону».

Кстати, в те времена в СМИ просочились сведения о планах «ЛУКОЙЛа» и «Славнефти». Эти компании собирались стремительно развивать свои сети АЗС в Беларуси, в том числе в Гомельской области. И в этой ситуации, по словам Александра Ильницкого, «промедление было смерти подобно».

Потерять розничный рынок нефтепродуктов, который мог давать серьезные дивиденды, было бы непростительно. Белорусские нефтяники понимали это, потому агрессивно взялись за дело, за что им отдельное спасибо от нового поколения «Белоруснефти». У нефтяников были финансовые возможности, которые позволяли без привлечения республиканского бюджета строить на Гомельщине заправки. Проблема была в получении площадок под строительство.

«Руководство объединения обратилось к государственному концерну «Белнефтехим» с просьбой делегировать право согласования и выдачи площадок под строительство АЗС в Гомельской области, провести реструктуризацию сбытовых организаций концерна на Гомельщине, — рассказывал Александр Ильницкий. — В планах было поэтапное присоединение к себе районных предприятий нефтепродуктообеспечения и создание в объединении координационного центра. Также, учитывая наибольшую привлекательность рынка сбыта Гомеля, планировалось провести реструктуризацию предприятия «Гомельоблнефтепродукт» путем присоединения части его АЗС к «Белоруснефти» с учетом их реконструкции в течение года. Вот так в качестве первого шага мы и получили пять автозаправочных станций».

Проблемы роста

С 1999 года география деятельности «Белоруснефти» начинает расширяться, и к 2003-му появились филиалы в Бресте, Гродно, Могилеве, Минской области и Минске. В Витебске АЗС объединения появилась к 2005 году. К концу 2003-го в Брестском филиале эксплуатировалось уже восемь АЗС «Белоруснефти», в Могилевском — семь, в Гродненском и столичном — по четыре, в филиале Минской области — три. На Гомельщине же к этому времени работали уже 38 АЗС, две из которых автогазозаправочные. За эти годы выросла и реализация моторного топлива. Согласно архивным записям, рост был значительным: с 59 тыс. до 15 млн л в месяц.

Кроме этого, объединение решило возглавить и рынок реализации сжиженного газа. Было налажено собственное производство — выпуском пропан-бутана автомобильного (ПБА) занимался Белорусский газоперерабатывающий завод. Продвижение же нового продукта построили на собственном примере — переводили бензиновый автотранспорт на газ и через год получили значительную экономию по топливу. Одновременно строили автогазозаправочные станции.

В это время начались так называемые проблемы роста: предприятие «Нефтепродукт» уже не справлялось с управлением автозаправками в разных регионах. Тогда и были созданы региональные филиалы.

Руководству объединения пришлось походить и по кабинетам районных начальников, чтобы выработать правила игры, регламент взаимоотношений.

Впрочем, другого предприятия с такими возможностями в республике не существовало. Решение о контроле и управлении всем автозаправочным хозяйством страны было письменно согласовано «Белоруснефтью» с главой государства и в 2005 году оформлено приказом концерна «Белнефтехим» № 530.

Объединились

Считается, что история не имеет сослагательного наклонения. И тем не менее с позиций нынешнего времени специалисты берутся строить предположения по поводу «а если бы не приняли решения формировать единую систему…». По их мнению, автозаправки и нефтебазы областных организаций сбытового направления страны могли выкупить коммерческие компании. Тем более что, по сути, многие предприятия, торгующие автомобильным топливом,  находились на грани банкротства.

268x300 - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ«До 2005 года все было разрозненно, децентрализовано и, на мой взгляд, неэффективно, — высказывает свое мнение нынешний руководитель направления, заместитель генерального директора Сергей Каморников. — И если вспомнить, в каком состоянии приходили к нам предприятия, то понимаешь, что мы поступили правильно и своевременно. Упустили бы тогда хотя бы пару лет — и как таковой единой сильной государственной сбытовой структуры не получилось бы».

Январь 2005 года в истории объединения «Белоруснефть» ознаменовался одним из самых значимых событий — государственные предприятия сбытовой сферы концерна «Белнефтехим» вошли в структуру объединения белорусских нефтяников. По степени важности некоторые сравнивали этот факт с созданием самого предприятия. Постоянный контроль качества топлива, количество и разнообразие сопутствующих услуг, экологическая безопасность, современные сервис и дизайн — все это будет позже.

А на том этапе произошел количественный скачок — все АЗС областных предприятий вошли в систему «Белоруснефти», увеличилась доля рынка. Вместо 70 АЗС и 12 АГЗС в объединении стало 375 АЗС и 20 АГЗС. Однако многие из этих заправок требовали реконструкции и по техническому состоянию, и по внешнему виду. Общей концепции в подходах к строительству и работе АЗС просто не существовало, об автоматизации и речи не велось. Почти четверть заправок была изношена на 75%. Они мало вписывались в существующие экологические, противопожарные, технологические да и эстетические требования. Такая же ситуация сложилась и в нефтебазовом хозяйстве, которое «по наследству» досталось «Белоруснефти» — устаревшие технологии, отсутствие должных подходов к логистике доставки топлива и ведению бизнеса на топливном рынке в целом. Приводили все это хозяйство в порядок, формировали единую сбытовую сеть под руководством Владимира Третьякова, который в должности заместителя генерального директора с 2005 по 2011 год возглавлял направление по обеспечению углеводородным сырьем и реализации продукции.

Практически во всех организациях в то время было много старых АЗС. Контейнерные заправки, небольшие операторные. Встречались и бензоколонки с ручным управлением. Такие истории, наверное, есть на всех предприятиях, которые несколько десятилетий назад начали заниматься реализацией топлива. Тут можно углубиться в сферу воспоминаний и чистых эмоций, чтобы ярче представить картину минувших дней.

Дудик IMG 7474 300x218 - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ«Когда я пришел сюда работать, то застал еще колонки, как говорят, «из обоза Наполеона», — рассказывает Алик Дудич, работавший на предприятии со дня основания тогда еще «Белавтозаправки», с 1975 года. — Они накатывались вручную, как насос. Не было никакой автоматизации, о компьютерах даже не думали. Да и выглядели заправки непрезентабельно: колонки стояли то с бетонным навесом, то вовсе без него. Вот и вся АЗС».

«После окончания Белорусского технологического института в 1974 году я пришла работать на нефтебазу Гродненского предприятия. Здесь разворачивалась реконструкция, — вспоминает завлабораторией предприятия, почетный нефтяник Валентина Павловская, стаж работы которой в «Гроднооблнефтепродукте» более 35 лет, причем на одном месте и в той же должности. Павловская Гродно IMG 8933 257x300 - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ— И вот во второй я раз стала свидетелем реконструкции, технологических перемен. Тогда, в 1970-е, у предприятия были только две АЗС, с одностенными резервуарами, механическими колонками. Все это, конечно, не сравнить с нынешними заправками. Да и автомобильное топливо было другого качества — бензины 66-й, 72-й… Только начинали торговать 92-м… С тем, что было, ни в какое сравнение не идет и современная лаборатория. О таком оборудовании, как сейчас, в то время и не мечтали. Тогда мы брали пробы топлива один-два раза в месяц, а сейчас они исчисляются тысячами».

Работы предстояло много. Как говорится, проще создавать, чем переделывать. Сложности были не только технические, но, если можно так сказать, и идеологические. Например, при строительстве автозаправочных станций о сервисе не думали. Главное — продать топливо. Если на каких-то АЗС и были кафе, то из-за убыточности они закрывались. Как вспоминают специалисты, служба сервиса в проекты АЗС не вписывалась. Но прошло всего пару лет после создания единой структуры нефтепродуктообеспечения, и значение придорожного сервиса приобрело диаметрально противоположный характер. Моторного топлива было достаточно, и продавать его в розницу научились.

Рынок сбыта светлых нефтепродуктов вынужден был бороться за своего клиента, привлекая его не только внешним видом АЗС, качеством бензина, культурой обслуживания, но и продажей сопутствующих товаров, горячего кофе, оказанием всевозможных услуг. К такому повороту в далеком 2006 году «Белоруснефть» оказалась не совсем готова. Особенно после присоединения областных предприятий нефтепродуктообеспечения, где у большинства АЗС не то что магазина, элементарных удобств не было.

После этого политика оказания услуг на заправках претерпела коренные изменения, в проектные задания незамедлительно были внесены коррективы. Тем более что развитие придорожного сервиса прописано программой «Дороги Беларуси», утвержденной Советом Министров в апреле 2006 года. При рассмотрении выполнения этой программы у министра транспорта и коммуникаций Беларуси в июле 2006 года концерну «Белнефтехим» было рекомендовано «при строительстве новых АЗС и реконструкции существующих предусматривать в комплексе с АЗС наличие объектов питания и благоустроенных туалетов».

С этой рекомендации начался отсчет нового периода. Из объектов по заправке автомобилей АЗС постепенно выросли до многопрофильных комплексов, где помимо возможности купить топливо появились набор автосервиных услуг, стоянки, магазины, кафе. А бренд «Белоруснефть» стал узнаваемым.

Открытый, но еще не финал

Сегодня начатая тогда реконструкция нефтебаз и АЗС, расширение сети автозаправочных станций продолжаются под руководством Сергея Каморникова. Совокупная доля «Белоруснефти» на внутреннем рынке светлых нефтепродуктов теперь составляет 65%. А сеть «зеленых» заправок уже насчитывает 560 АЗС.

За прошедшее время сделан большой рывок не только в количественном измерении. Создана единая узнаваемая сеть по всей стране, которая имеет свой бренд и гарантирует высокое качество обслуживания. Стоят и новые задачи. Если поначалу заправки строились для закрытия «белых пятен» — например, в некоторых регионах не было ни одной АЗС в радиусе 100 км, то сегодня работа продолжается над совершенствованием сбытовой сети. Основное внимание уделяется повышению качества обслуживания и эффективности сопутствующей торговли, которая стала источником солидного дохода. В целом же это также свидетельствует о появлении навыков и опыте работы с клиентами. Девизом этих отношений стали открытость и доступность услуг АЗС 24 часа в сутки. Как видим, за прошедшее время изменилась сама бизнес-идея — произошел переход от продажи топлива к торговле альтернативными товарами и услугами.

Что касается нефтебаз, то здесь «Белоруснефть» идет по пути сокращения их количества. И если на старте их было 45, то сейчас объединение приближается к цифре 30. Это тоже часть программы по модернизации нефтебазового хозяйства, которая подразумевает прежде всего создание современных объектов. Обновление направлено на минимизацию человеческого фактора, автоматизацию всех процессов, внедрение новых технических решений, которые влекут за собой перестройку и таких глобальных понятий, как транспортная логистика или управление базами, и более утилитарных — замена оборудования.

Ну и очередная тема в связке с нефтебазами — это продуктопровод как символ экономии, оперативности и стабильности поставок топлива. С ней в объединении «Белоруснефть» связывают выход на новый уровень в организации поставок нефтепродуктов на внутренний рынок. Поиск идей, методов, вариантов работы продолжается.

Виктория ЛАЗЮК,

фото Вячеслава СУХОДОЛЬСКОГО

Facebook Comments
printfriendly button nobg - РОЖДЕНИЕ, СТАВШЕЕ ЛЕГЕНДОЙ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Читайте также: