СЮРПРИЗОВ НЕ ОЖИДАЕТСЯ

Прогноз старшего аналитика Альпари Вадима ИОСУБА на 2017 год

  • img_2213

pdf - СЮРПРИЗОВ НЕ ОЖИДАЕТСЯ  38-39_12.2016
(62,8 KiB, скачали - 93)

— Вадим Петрович, каков ваш прогноз на 2017 год по поводу мировых цен на нефть?

— Прежде чем делать прогноз, отмечу некоторые существенные тенденции. Решающий фактор предыдущего падения мировых цен на нефть — это превышение ее глобального предложения над спросом. Оно было связано с освоением сланцевых месторождений в США, выходом на мировой рынок нефти Ирана после снятия санкций. Параллельно произошло и сокращение спроса, что, в частности, связано с замедлением роста такой крупной экономики, как китайская.

Страны ОПЕК 30 ноября договорились снизить в первом полугодии 2017 года добычу нефти на 1,2 млн баррелей в день. Как ожидается, к ним должны присоединиться страны, не входящие в картель, и снизить свою добычу еще на 600 тыс. баррелей в день, из которых 300 тыс. баррелей придется на Россию. Сорт Brent на этих новостях уже превысил 55 долларов за баррель, обновив полуторагодовые максимумы. Однако вряд ли этот рост цен будет долгосрочным и устойчивым. Против нефти по-прежнему играют сильный доллар с перспективой дальнейшего укрепления, сланцевая нефть США, которая при каждом росте цен будет поступать на рынок, замедление спроса в Китае по мере торможения его экономического роста и повышение экономичности автомобилей.

Кстати, добыча нефти странами ОПЕК на протяжении года постепенно повышалась и в октябре достигла абсолютного исторического максимума — 33,6 млн баррелей в день. В частности, Саудовская Аравия, несмотря на разговоры о необходимости заморозить, а то и снизить добычу, ежемесячно увеличивала ее до исторического максимума. Регулярно наращивает добычу и Россия, тоже показывая рекорды.

Мой прогноз на следующий год следующий: ярко выраженного тренда нефти ни на рост, ни на падение не будет, цена продолжит колебаться в диапозоне 50-55 долларов за баррель и в течение года вряд ли покинет диапазон от 40 до 60 долларов. Среднегодовая цена на нефть, наверное, останется чуть ниже отметки в 50 долларов за баррель.

— Что, на ваш взгляд, будет происходить в предстоящем году с мировыми валютами (долларом, евро, российским рублем) и белорусским рублем?

— По поводу ситуации с мировыми валютами считаю, что основным трендом станет укрепление доллара к другим валютам, в частности к евро, российскому и белорусскому рублям. Это связано с тем, что ФРС США, вероятно, в конце этого года или в следующем начнет увеличивать ключевую процентную ставку, что автоматически означает долгосрочный рост доллара. Таким образом, если говорить о двух крупнейших экономиках мира — США и ЕС, — то они будут проводить противоположно направленную монетарную политику. В США она будет ужесточаться, то есть ставки пойдут в рост. В Европе они находятся на нулевой отметке, и даже нет разговоров о начале их подъема.

На мой взгляд, европейская экономика недостаточно выздоровела для ужесточения денежной политики, поэтому в ЕС проводится количественное смягчение — работает «печатный станок». А США прекратили делать это еще несколько лет назад. Таким образом, ужесточение монетарной политики США на фоне сверхмягкой политики в Европе будет обеспечивать рост курса доллара по отношению к евро и другим мировым валютам. Думается, ориентир этого роста таков: в следующем году евро может подешеветь до паритета с долларом, то есть за евро будут давать 1 доллар, а возможно, чуть меньше.

Что касается российского рубля, то во многом его стоимость продолжит формироваться под воздействием динамики мировых цен на нефть. Поскольку с ними пока большая неопределенность и вызывает сомнение способность ОПЕК серьезно сократить добычу, то вряд ли предстоит значительный и устойчивый рост цен, по крайней мере выше 60 долларов за баррель. В такой ситуации, на мой взгляд, в России на протяжении следующего года доллар в среднем будет дорожать, двигаясь с нынешних уровней к диапазону 67—70 российских рублей.

Обращаясь к белорусскому рублю, считаю, что в будущем году, как и прогнозирует Национальный банк Беларуси, инфляцию удастся удержать в рамках 9%, а корзина иностранных валют будет дорожать пропорционально инфляции, то есть приблизительно на 9%.

Как будет колебаться курс валют, входящих в корзину? Во многом это зависит не столько от внутренней ситуации в Беларуси, сколько от изменений этих валют на внешних рынках, а значит, от того, как будет колебаться евро к доллару, как будет котироваться доллар к российскому рублю. Предположим, евро и доллар достигли паритета, в России курс доллара составил 67 рублей, корзина иностранных валют в Беларуси подорожала приблизительно на 9%. В этом случае за евро и доллар в Беларуси будут давать приблизительно 2,3 рубля, за 100 российских рублей — примерно 3,35 рубля.

Разумеется, этот сценарий может значительно измениться не только потому, что развитие белорусской экономики пойдет по другой траектории. Иное соотношение на мировых рынках между долларом и евро, долларом и российском рублем неизбежно внесет коррективы.

— Как, на ваш взгляд, поведет себя инфляция в Беларуси?

— Считаю, что план удержать инфляцию в пределах 12% в этом году вполне реализуем. Реально и намерение Национального банка Беларуси снизить инфляцию до 9% в следующем году. Обратите внимание, в последние несколько лет этот прогнозный показатель удавалось выполнять. Причина успеха в том, что не печатаются пустые деньги, не проводится искусственный рост «незаработанных» зарплат. Если такая политика продолжится и в будущем году, то снизить инфляцию до 9% вполне возможно.

— Что вы можете сказать по поводу кредитования белорусских предприятий, какие тенденции в этой сфере наиболее вероятны в 2017 году? Какие предпосылки необходимы для удешевления кредитов?

— Удешевление кредитов — это не самоцель, хотя предприятия, которые их получают, подходят к вопросу ставки именно с такой позиции. Можно провести следующую аналогию: потребители топлива в любой стране мира хотели бы услышать о том, когда оно подешевеет, хотя очевидно, что это было бы не так привлекательно для тех, кто его производит и продает. Процентная ставка должна уравновешивать интересы тех, кто пользуется кредитами, и тех, кто готов сберегать деньги в банках. Если директивно снизить процентные ставки по кредитам, то упадут и ставки по депозитам. В такой ситуации население может забрать деньги из банков, что крайне нежелательно. Процентные ставки должны быть положительными в реальном выражении, то есть находиться строго выше инфляции.

Если в течение 2017 года удастся снижать инфляцию, то вслед будет опускаться ставка рефинансирования, а за ними постепенно начнут уменьшаться и ставки по кредитам.

Еще один существенный момент, который объясняет дороговизну кредитов, — это то, что не все в нашей экономике кредитуются по рыночным ставкам. Когда существуют льготники, для всех других заемные средства банков обходятся дороже при одной и той же средней ставке по кредитам.

В целом планы по снижению инфляции и постепенное сокращение льготного кредитования вселяют надежду, что кредиты для экономики по рыночным ставкам в течение года будут дешеветь, хотя, возможно, и не так быстро, как хотелось бы многим предприятиям реального сектора.

— Какие события в мире могут повлиять на экономику нашей страны в следующем году?

— Думается, что глобальные потрясения в мировой экономике уже в прошлом. Позади мировой финансовый кризис, серьезный обвал сырьевых цен, и в этом плане «сюрпризов» ждать не нужно. В мире будет действовать такой фактор, как укрепление доллара. Это достаточно ожидаемый тренд, и вряд ли его можно отнести к форс-мажору.

Подготовила Светлана САБИЛО

Facebook Comments
printfriendly button nobg - СЮРПРИЗОВ НЕ ОЖИДАЕТСЯ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Читайте также: