Поиск

Поток

ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕКТОРА

19 Февраля 2021

За последние 12 лет мировой нефтегазовой отрасли пришлось преодолевать множество проблем. После продолжительного цикла высоких цен, масштабных инвестиций и растущего числа скважин цены на нефть и газ несколько раз резко падали — сначала в 2008-м, затем — в 2014 и 2015 годах и, наконец, весной 2020-го. В течение нескольких месяцев компании, которые ранее инвестировали значительные средства в нефте- и газодобычу, основываясь на благоприятных прогнозах, замедляли или даже приостанавливали свою деятельность.

ЦИФРОВая ТРАНСФОРМАЦИя НЕФТЕГАЗОВОГО СЕКТОРА

Произошедший за полгода отскок цен несколько повысил оптимизм, и в настоящее время нефтегазовыми компаниями предпринимаются усилия по сдерживанию затрат путем сокращения численности персонала, отсрочки реализации проектов и снижения расходов на разведку новых месторождений. Тем не менее перед лицом неопределенных долгосрочных прогнозов настало время более радикальных стратегий повышения эффективности.

 

ПИОНЕРЫ ИННОВАЦИЙ

Начиная с середины прошлого века компании нефтегазовой отрасли используют инновационные разработки, особенно в добывающем секторе, в целях лучшего понимания геологии нефтяных и газовых месторождений, увеличения объемов добычи и повышения безопасности технологических процессов. Именно предприятия нефтегазовой промышленности уже в начале 1960-х годов одними из первых начали использовать электронную вычислительную технику для моделирования пластов, проведения гравиметрических измерений и прогнозирования. Нефтяные и газовые компании были пионерами первой цифровой эры в 1980-х и 1990-х. Задолго до того, как стали популярными термины «большие данные», «продвинутая аналитика» и «интернет вещей», руководители нефтегазовых компаний использовали трехмерную сейсмическую томографию и линейное программное моделирование процессов нефтепереработки. Применение подобных технологий позволило высвободить новые углеводородные ресурсы и повысить эффективность работы всей цепочки создания стоимости.

В настоящее время цифровая трансформация нефтегазовой отрасли предполагает новую парадигму развития, предусматривающую переход к малолюдным, а в перспективе и к безлюдным технологиям добычи и переработки углеводородов на основе цифровизации и роботизации рабочих процессов, особенно в опасных зонах. Основными цифровыми технологиями, используемыми в различных отраслях экономики, в настоящее время являются технологии искусственного интеллекта (Artificial Intelligence, AI), компоненты робототехники и беспилотные летательные аппараты (БПЛА), большие данные (Big Data), системы распределенного реестра (Blockchain), квантовые технологии, промышленный интернет вещей (Industrial Internet of Things, IIoT), технологии виртуальной (Virtual Reality, VR) и дополненной реальности (Augmented Reality, AR), облачные вычисления (Сloud Computing), а также высокоскоростная мобильная связь последних поколений (4G и 5G).

 

БЕЗГРАНИЧНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Возможности применения в нефтегазовой отрасли искусственного интеллекта и роботизации огромны — от геодезии и непрерывного мониторинга до планирования, прогнозирования и повышения безопасности нефте- и газодобычи. Компании уже извлекают выгоду от использования автономной робототехники и автономного системного мониторинга, заменяя ими присутствие человека в таких высокорисковых местах, как морские буровые установки. ExxonMobil в партнерстве с Массачусетским технологическим институтом работает над разработкой самообучающихся подводных роботов для исследования океана, чтобы повысить их способность обнаруживать естественные просачивания. В 2017 году TOTAL объявила победителя конкурса на разработку автономного робота, способного проводить проверки днем и ночью, как это в настоящее время делают люди, а также обнаруживать неисправность оборудования и утечки в трубопроводах и вмешиваться в случае чрезвычайной ситуации. Такая автоматизация повышает безопасность, сокращая время работы персонала на шельфе, автоматически замечая потенциальные проблемы и рекомендуя действия по их устранению, а также снижая эксплуатационные расходы из-за сокращения простоев и повышения эффективности работ.

Робот компании Taurob. Его используют для инспекции нефтяных  и газовых платформ
Робот компании Taurob. Его используют для инспекции нефтяных и газовых платформ

 

За счет использования цифровых технологий можно создавать в нефтегазовой отрасли так называемых умных мобильных рабочих. Технология Robotic process automation (RPA) позволяет осуществить замену части человеческого труда роботами. Практически любая задача, которая решается оператором с помощью мышки и клавиатуры на экране компьютера, может быть потенциальной областью применения RPA. Любые повторяемые рутинные действия можно автоматизировать с помощью программного обеспечения, которое называется «программный бот». Боты выполняют задания по аналогии с человеком, используя те же интерфейсы, что и операторы.

По оценке нефтяной компании SaudiAramco, только внедрение пластовых нанороботов на нефтяных месторождениях, находящихся на поздних стадиях разработки, позволит увеличить коэффициент извлечения нефти до 60—70%.

BIG DATA

 

Хорошо знакома нефтегазовой отрасли и концепция «больших данных», определяемая как технология извлечения информации из огромного массива данных в максимально короткие сроки в целях нахождения полезных сведений и принятия эффективных управленческих решений. Огромный объем информации в режиме реального времени поступает в нефтегазовые компании от датчиков и различных измерительных приборов, установленных в подземных скважинах и наземных сооружениях, в виде данных 3D-сейсморазведки и бурения, технологических данных мониторинга производственных объектов, пространственных и GPS-координат, информации метеорологических служб и т.д. Структурированные данные обрабатываются с помощью специальных приложений, используемых для управления съемкой и визуализацией, планированием разведки, моделированием пластов, добычей и другими видами деятельности на стадии upstream (добыча, внутрипромысловая транспортировка и переработка первичных углеводородов). Но большая часть этих данных в виде электронных писем, текстовых документов, электронных таблиц, изображений, голосовых и видеозаписей, рыночной информации является неструктурированной, а это означает, что их трудно или дорого содержать в традиционных хранилищах данных, регулярно запрашивать и анализировать.

По данным внутреннего аудита в одной из европейских нефтегазовых компаний, выяснилось, что нефтяники-инженеры тратят до 80% своего рабочего времени на поиск данных для текущего проекта. Это связано с тем, что большие геоданные по месторождению не умещаются ни в одну из существующих баз данных.

Для поддержки принятия решений в режиме реального времени нефтегазовым компаниям необходимы инструменты больших данных, интегрирующие и синтезирующие разнообразные источники информации в единое целое. Аналитика больших данных помогает оптимизировать ключевые нефтегазовые операции, такие как разведка, бурение, добыча и доставка. Анализ больших данных был основным направлением деятельности и инноваций в последние пять лет в нефтегазовой отрасли в целях потенциального повышения эффективности и безопасности разведки и добычи.

В настоящее время опыт компаний по использованию аналитики больших данных находится на уровне пилотных проектов. Предпринимаются попытки тестирования этой технологии на практике и оценки ее потенциальных выгод.

В качестве примера можно привести проекты компании Chevron:

  • анализ огромных микросейсмических наборов данных с использованием платформы Hadoop (IBM BigInsights) для моделирования распространения трещин при гидроразрыве пласта;
  • использование больших данных для оптимизации гравитационного дренажа с помощью циклических паровых операций на пластах тяжелой нефти путем анализа данных из более чем 14 200 скважин на месторождениях долины Сан-Хоакин;
  • оптимизация производительности электрических погружных насосов (ЭСП) с использованием показателей с более чем 200 млн датчиков из 1 649 скважин в течение одного года для оценки производительности ЭСП и выявления аварийных ситуаций, таких как перегрев и неудачные пуски.

В настоящее время ежедневный внутренний трафик, генерируемый компанией Chevron, составляет более 1,5 терабайта. 

Источник — bp.com

 

GE Digital, дочерняя компания GE Baker Hughes, является одним из горячих сторонников аналитики больших данных. GE Digital разработала цифровую платформу Predix, которая используется для создания «цифровых двойников». Алгоритмы машинного обучения Predix способны обрабатывать огромное количество данных, собранных датчиками, которые затем сравнивают с данными об идеальной производительности, содержащимися в базе данных, чтобы найти расхождения между текущим и идеальным состоянием. Если такие несоответствия выявляются, запускается приложение для отправки предупреждения специалистам, которые, в свою очередь, проводят профилактическое техническое обслуживание или замену деталей.

В проекте British Petroleum (BP) «Поле будущего» разработаны и применяются приложения, связанные с большими данными: Big Data Application Framework, CoRE (Collaborative Real Time Environment), ACEs (Advanced Collaboration Environment Centre). Основываясь на этих приложениях, BP эффективно осуществляет контроль безопасности бурения и повышает его эффективность. На основе ключевых показателей эффективности BP определила потенциальные области применения больших данных, такие как предотвращение простоев оборудования, оптимизация планирования полевых работ, повышение эффективности и др.

 

ЦИФРОВЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ

Промышленный интернет вещей — это не просто множество различных приборов и датчиков, объединенных между собой проводными и беспроводными каналами связи и подключенных к интернету. Это более тесная интеграция реального и виртуального миров. Предполагается, что в недалеком будущем «вещи» — транспортные средства, технологическое оборудование, здания, исполнительные механизмы и т.д. — станут активными участниками бизнеса, информационных и социальных процессов, где они смогут взаимодействовать и общаться между собой, обмениваясь информацией об окружающей среде, реагируя и влияя на процессы, происходящие в мире, без вмешательства человека.

Хотя нефтегазовая отрасль еще не начала экспериментировать с промышленным интернетом вещей так же активно, как, например, транспорт, IIoT имеет большие перспективы в этой индустрии. Причины очевидны: большие расстояния, сложные климатические условия, тысячи километров трубопроводов, высокая «цена» аварий и необходимость постоянно контролировать безопасность сотрудников. Применение в нефтегазовой отрасли IIoT, как и других цифровых технологий, сосредоточено на повышении эффективности производства и безопасности технологических процессов. Например, устройства и датчики IIoT могут предоставлять данные в режиме реального времени о состоянии оборудования и трубопроводов, хранении и транспортировке нефти и газа, климатической обстановке, безопасности рабочих.

Используя эту информацию, компании могут эффективно эксплуатировать морские платформы с помощью прогнозного технического обслуживания, обнаруживая поломки оборудования до того, как они произойдут. Это приводит не только к повышению производительности труда при меньшем времени простоев, но и к улучшению конечного результата. Еще одно преимущество — отпадает необходимость физического присутствия людей и досмотра объектов в небезопасных морских условиях.

Возможность сбора сведений в режиме реального времени через IIoT, если она используется в соответствующей системе анализа данных, имеет очевидные преимущества в повышении эффективности. Причем даже небольшие улучшения приводят к заметному росту объемов производства и, следовательно, прибыли. Добыча нефти, фиксируемая в режиме реального времени с помощью встроенных датчиков, связанных с автоматизированными системами передачи данных, позволяет компаниям на основе сопоставления данных бурения в реальном масштабе времени и данных о добыче из соседних скважин принимать обоснованные оперативные решения по адаптации стратегии бурения. По данным Bain & Company, такой тип сбора и интеграции данных потенциально может увеличить производство на 6—8%.

 

Цифровые модели помогают в волновых тестах
Цифровые модели помогают в волновых тестах                                          Источник — chevron.com

 

БПЛА

К новым цифровым технологиям, которые уже оказывают и будут оказывать еще большее влияние на то, как работает нефтегазовая отрасль, следует отнести и технологию беспилотных аппаратов. Известно, что мониторинг основных активов — буровых площадок, трубопроводов, терминалов и платформ — особенно сложен, когда объекты находятся в море или в отдаленных и негостеприимных местах, таких как пустыни. В связи с участившимися угрозами нефтяным и газовым объектам и связанной с ними инфраструктуре способность обеспечивать постоянное наблюдение за ними стала более актуальной, чем когда-либо. Хотя авиация уже давно обеспечивает наблюдение за удаленными объектами, в последнее время нефтегазовые компании стали искать менее дорогостоящие и менее трудоемкие решения для выполнения этой задачи — и беспилотные устройства подошли как нельзя лучше.

Автономные системы предоставляют новые возможности, которые помогают нефтегазовым компаниям выполнять «скучные, грязные и опасные» миссии по мониторингу активов на суше и на море. Автономные системы, такие как беспилотные летательные аппараты и беспилотные надводные суда, не только снижают риск и рабочую нагрузку на персонал, но и демонстрируют большую осведомленность за счет развертывания современного сенсорного оборудования, которое предоставляет ту же или даже лучшую информацию, чем полевые команды на земле. Автономные системы также делают экономически эффективным обеспечение непрерывного мониторинга объектов и активов независимо от их удаленности.

Беспилотные аппараты могут снимать удивительные изображения обнажений горных пород, которые в сочетании с другими технологиями, такими как мобильное картографирование и лазерное сканирование, могут быть привязаны к географическим координатам и обработаны для создания виртуальных моделей, а затем выступать в качестве полезного учебного пособия. Кроме того, с помощью полученных данных может быть сгенерирована точная цифровая 3D-модель обнажения с высоким разрешением, которая включают в себя клиноформы, тела каналов и осадочную структуру, геометрию трещин и разломов, границы фаций.

Пионером в области высокопроизводительных, экономически эффективных БПЛА является Insitu — дочерняя компания Boeing.

В то время как БПЛА Insitu развертываются для наблюдения поверхности суши, дочерняя компания Boeing Liquid Robotics расширяет свои возможности в океанах, создав революционный WaveGlider — беспилотный надводный аппарат, который способен работать в течение длительного времени, питаясь только от солнечных батарей. Уникальная энергетическая система позволяет WaveGlider оставаться в море в течение длительного времени, осуществляя круглосуточную передачу данных в режиме реального времени. Такая оперативная долговечность в сочетании с открытой архитектурой датчиков и полезной нагрузкой открывает новые области для миссий с использованием WaveGlider, включая непрерывный мониторинг морской обстановки, низкопрофильное наблюдение за морскими границами и активами или долгосрочные исследования морской среды.

 

ДОПОЛНЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Одной из быстро развивающихся технологий, внедрение которой в течение ближайших трех-пяти лет может значительно изменить нефтегазовый сектор, является дополненная реальность. По данным GlobalData, ведущей компании в области данных и аналитики, глобальный рынок AR, достигший в 2018 году почти 4 млрд долларов, вырастет к 2030 году до 76 млрд долларов, ежегодно увеличиваясь на 24%.

Первоначально технология AR использовалась в нефтегазовой отрасли при проведении инспекций, в процессе обучения сотрудников и обеспечения их безопасности на рабочих местах. Заметное улучшение как аппаратного, так и программного обеспечения в рамках AR, а также растущее использование носимых устройств (смартфонов и планшетов) расширили сферы использования этой технологии и создали благоприятные условия для внедрения AR-приложений в нефтегазовой отрасли.

Например, сочетание AR с технологиями IIoT, Big Data и AI помогает в создании более целостных решений для нефтегазовой отрасли, включая обнаружение в реальном времени поломок оборудования и его последующий своевременный ремонт. Так, ведущая нефтегазовая компания Chevron оснастила своих полевых техников очками смешанной реальности Hololens, разработанными Microsoft, для выполнения задач по техническому обслуживанию. Hololens позволяют специалистам получать удаленную техническую помощь в сложных ситуациях, тем самым значительно повышая эффективность их работы. Возможность оказывать удаленную техническую поддержку в режиме реального времени с помощью AR-устройств позволило Chevron сократить транспортные расходы, снизить задержки в устранении поломок оборудования, ускорить работы по техническому обслуживанию, защитить персонал, предотвращая его технические ошибки, повысить безопасность на нефтяных месторождениях. После ряда успешных испытаний Chevron намерена развернуть комплекты Hololens на своих объектах по всему миру, что может побудить других операторов нефтедобычи последовать ее примеру и таким образом увеличить в ближайшем будущем проникновение AR-технологий в нефтегазовую отрасль.

Цифровые технологии в нефтегазовой отрасли часто комбинируются. IIoT пересекается с другими цифровыми технологиями, такими как автоматизация, AI и аналитика Big Data, и является хорошим примером того, как новые цифровые технологии могут быть интегрированы для достижения положительного результата. Например, среднее месторождение, оснащенное IIoT, генерирует примерно 15 × 1 015 байт цифрового материала в год. Чтобы собирать, хранить и работать с таким огромным объемом информации, IIoT использует методы и инструменты Big Data. Еще одна связанная технология — визуализация, которая позволяет представить информацию, снимаемую с датчиков, в удобной для восприятия форме. Роботов оснащают датчиками и контроллерами (входят в IIoT), а генерируемые ими данные собираются, хранятся и обрабатываются опять-таки с помощью решений Big Data. 

Источник — Liquid Robotics

 

УМНЫЕ МЕСТОРОЖДЕНИЯ

Когда говорят об использовании цифровых технологий в нефтегазовой отрасли, прежде всего вспоминают об умных скважинах и цифровых месторождениях.

В последнее время для характеристики очередной волны цифровой трансформации нефтегазовой отрасли появился термин «цифровое нефтяное месторождение» (Digital Oilfield). Сам термин имеет несколько версий: в компании Shell его называют Smart Field, в Chevron — i-Field, в BP — Field of Future. Несмотря на разночтения, «умным», «интеллектуальным» или «цифровым» месторождением называют концепцию, объединяющую управление бизнес-процессами и набор цифровых технологий.

Проекты с разными названиями и разными инструментами призваны помочь нефтегазовым компаниям в повышении операционной эффективности, оптимизации производства, интеграции данных и автоматизации рабочих процессов для оптимизации добычи нефти при максимизации производительности, снижении эксплуатационных расходов и трудозатрат, сокращении незапланированных остановок скважин и оборудования, минимизации влияния на окружающую среду. Кроме того, «цифровое месторождение» может принести пользу в повышении производительности за счет улучшения понимания поведения пластов, дистанционного мониторинга операций бурения и завершения работ, а также за счет оптимизации логистики и цепочки поставок.

Технология цифрового месторождения объединяет в целостную систему различные датчики, сенсоры, мобильные устройства, дроны, роботов для анализа и управления добычей углеводородов из оперативного (диспетчерского) центра в режиме реального времени. Компоненты умных скважин и элементы системы цифровых месторождений в зависимости от специфики последних могут различаться. Поэтому каждая нефтедобывающая компания внедряет те элементы цифровых технологий, которые в оптимальной степени соответствуют параметрам разрабатываемого месторождения.

По оценкам исследовательских компаний, основной эффект перехода к цифровому месторождению — прирост добычи нефти и газа, а также сокращение простоев и трудозатрат. По данным VYGON Consulting, цифровые месторождения обеспечивают оптимальный технологический режим добычи нефти, что позволяет повысить коэффициент извлечения на 5—10 процентных пунктов, приводит к повышению объемов добычи до 20%, снижению операционных затрат на 20% и сокращению долгосрочных инвестиций наполовину.

Кембриджская ассоциация энергетических исследований оценивает потенциал оцифровки месторождений в 125 млрд баррелей — на столько в среднесрочной перспективе можно увеличить отдачу уже открытых месторождений только за счет улучшения организации работ.

На цифровом месторождении рост добычи обеспечивается за счет того, что работа пластов, скважин, коллекторов, трубопроводов и других наземных объектов анализируется в режиме реального времени на основе данных датчиков систем телеметрии. Собранные параметры моментально сравнивают с данными моделей скважин, трубопровода, показателями добычи и закачки, характеристиками наземных промысловых объектов, что позволяет оперативно сформировать комплексную картину происходящего на промысле и выявить отклонения.

 

Эффективность различных технологий цифрового месторождения

Эффективность различных технологий цифрового месторождения

Примечание. КИН — коэффициент извлечения нефти, КИГ — коэффициент извлечения газа, CAPEX — долгосрочные инвестиции (капитальные затраты) для поддержания целевого уровня прибыльности компании.

 

Число цифровых месторождений в мире достигло уже 240. Лидерами в области внедрения цифровых нефтепромысловых технологий являются транснациональные нефтегазовые компании BP, Chevron, Equinor ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Saudi Arabian Oil Co, Shell; основными поставщиками нефтесервисных услуг — Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes и Weatherford. Среди лидеров в области цифровых разработок в нефтегазовой отрасли — цифровые гиганты Google, Amazon, Facebook, Fieldbit, Magic Leap, Microsoft, Unity, а также новые компании FutureOn, 3gig, Blue River Analytics, ChaiOne и HUVR.

За последние 15 лет внедрение цифровых нефтяных месторождений получило новый импульс благодаря достижениям в области технологий зондирования, автоматизации, подключения и анализа данных. Используя комбинацию новых технологий, цифровое нефтяное месторождение помогает операторам и инженерам собирать и анализировать информацию, связанную с производством, и реагировать в режиме реального времени на растущие объемы данных, генерируемых все более сложными инженерными решениями в этой области. Освобождая человека от рутинных задач типа мониторинга оборудования, цифровое нефтяное месторождение дает квалифицированным рабочим возможность более эффективно использовать свои знания и решать более сложные задачи.

Цифровой двойник
Цифровой двойник                                                                         Источник — «Белоруснефть-Нефтехимпроект»

 

Ключевым элементом цифрового месторождения являются умные скважины (Smart Wells), которые содержат внутри себя ряд компонентов для сбора, передачи и анализа данных о добыче нефти (газа) и коллекторских свойствах пласта, а также способных управлять притоком углеводородов на отдельных интервалах перфорации стенок забоя в целях оптимизации добычи, в том числе при ведении внутрискважинных работ. Одной из разновидностей умных скважин являются бионические, отличительная особенность которых заключается в экстремальном охвате продуктивного пласта, т.е. в увеличении охвата дренирования неоднородных, сложно-построенных карбонатных и терригенных пластов. Внедрение технологий умных скважин приводит к снижению себестоимости эксплуатации месторождения на 20%, что позволяет повысить конкурентоспособность компании в условиях падения цен на нефть.

Впервые применение умных скважин было реализовано компанией Saga Petroleum (ныне подразделение Statoil) в 1997 году на месторождении Snorre в Северном море. С тех пор в мире появилось более 50 тыс. умных скважин. BP и Shell недавно установили интеллектуальные датчики и оптоволокно в Северном и Южно-Китайском морях. В первом случае BP увеличила добычу на 10 тыс. баррелей в сутки на месторождении Thunder Horse, в то время как Shell удалось добыть нефть и газ из Champion West, которое в течение 30 лет считалось слишком нерентабельным для использования.

Говоря о применении цифровых технологий в нефтегазовой отрасли, следует упомянуть о «цифровых двойниках» (Digital Twin), представляющих собой виртуальные аналоги реальных объектов, компьютерные модели, которые в своих ключевых характеристиках дублируют их и способны воспроизводить их состояния при разных условиях. По сути, это набор математических формул, описывающих сам объект и протекающие в нем процессы. Цифровой двойник — это виртуальное представление нефтегазового актива, процесса или системы, которое фиксирует параметры и поведение этого объекта в режиме реального времени. Это необходимо для хранения, интерпретации или обработки больших геоданных в целях максимизации фондоотдачи основных активов компании. Для создания цифрового двойника не обойтись без многочисленных размещенных на подземном и поверхностном оборудовании на месторождении датчиков IIoT, которые могут отправлять до 1 000 измерений в минуту инженерам-нефтяникам, а ежедневные объемы данных, получаемые из одной скважины с оптоволоконными распределенными сенсорами, превышают 10 ТБ.

Исследования McKinsey показывают, что эффективное использование цифровых технологий в нефтегазовом секторе может сократить капитальные затраты до 20%, а эксплуатационные расходы могут быть снижены на 3—5% на стадии upstream и примерно вдвое больше — на стадии downstream (сбыт и реализация нефтегазовой продукции).

 

МЕСТО ЛИДЕРА

Несмотря на масштабные инвестиции в «цифру», GlobalData считает, что до масштабной цифровизации предприятий нефтегазовой отрасли еще далеко. Высокая стоимость и относительная незрелость некоторых цифровых технологий в сочетании со значительными проблемами в обеспечении конфиденциальности мешают их массовому внедрению в нефтегазовой промышленности, по крайней мере, в ближайшие три года. В то время как во многих отраслях осуществляется активное апробирование новых цифровых технологий, капиталоемкие нефтегазодобывающие предприятия в массе своей пока не спешат с их внедрением, т.к. не могут себе позволить возникновение неокупаемых капиталовложений. По мнению исследователей Deloitte, это связано с тем, что компании, которые первыми начинают применять новые цифровые технологии, вынуждены нести значительные расходы, а их выгода от масштабных инвестиций в цифровизацию на начальном этапе незначительна. Кроме того, отсутствие четко определенных рабочих процессов, а также нехватка рабочей силы, готовой к цифровизации, препятствуют внедрению цифровых технологий в нефтегазовой отрасли. Наличие устаревшего оборудования и многочисленных нефтяных и газовых месторождений, расположенных во враждебных, удаленных местах (например, в Арктике, на шельфе и в глубоководных районах), еще больше усложняет сбор данных со всех добывающих активов.

Как отмечают специалисты Boston Consulting Group, структура отрасли также создает проблемы. При осуществления ключевых видов деятельности нефтегазовые компании полагаются на сервисные, инжиниринговые, закупочные и строительные фирмы. Это создает взаимную зависимость по всей цепочке формирования стоимости и затрудняет поиск консенсуса в отношении желаемых перемен. Кроме того, децентрализация и слияния, и поглощения между операторами привела к созданию разрозненных локализованных структур управления, что затрудняет переход к цифровым решениям.

По перечисленным причинам мы считаем, что основными участниками внедрения цифровых технологий в течение ближайшего времени будут крупные компании, в то время как малый и средний бизнес во всех отраслях промышленности, в том числе в нефтегазовой, будет ждать доказательств долгосрочных выгод, прежде чем инвестировать в новые технологии.

 

УРОКИ ПАНДЕМИИ

Столкнувшись с острой глобальной конкуренцией в условиях низких цен на нефть и газ, крупнейшие компании стали активно инвестировать в цифровизацию нефтегазовой промышленности. Пандемия COVID-19 еще более поощряет внедрение цифровых технологий и промышленных приложений к ним.

Преимущества внедрения цифровых технологий — повышение эффективности добычи нефти и газа, рост производительности труда и безопасности технологических процессов — становятся очевидными. А использование искусственного интеллекта и роботизированной техники в процессе добычи углеводородов дает возможность перейти на безлюдные технологии и значительно снизить операционные расходы.

Для достижения цифровой трансформации предприятиям нефтегазовой отрасли нужны лидеры и сотрудники, которые понимают ценность цифровых технологий и могут адаптироваться к новым методам работы. Компании, вкладывающие значительные средства в разработку рассмотренных технологий, несомненно, получат в ближайшие годы дополнительные конкурентные преимущества. Те компании, которые по каким-то причинам пока уклоняются от использования таких технологий, вероятно, будут все больше отставать от новаторов в течение следующего десятилетия.

При этом следует помнить: слишком легко стать зависимым от новых технологий, какими бы мощными они ни казались. Технологии порой терпят неудачу, и чем больше мы полагаемся на них, тем сильнее последствия этих неудач. Важно, чтобы работники нефтегазовой отрасли не растеряли своих профессиональных навыков и действительно понимали, зачем цифровые технологии нужны.

 

ТЕКСТ Галина Головенчик, кандидат экономических наук, доцент кафедры аналитической экономики
и эконометрики и кафедры международных отношений БГУ

ФОТО архив, открытые источники

 

 

 

 

Цифровая трансформация Искусственный интеллект Роботизация BIG DATA Цифровые экосистемы БПЛА Дополненная реальность Digital Oilfield Digital Twin
19 Февраля 2021
1101
Рейтинг: 4