Поиск

Поток

НЕФТЕЕМКОСТЬ ВВП. ТЕНДЕНЦИИ

24 Февраля 2021
Валентина Цилибина

Валентина Цилибина

Кандидат технических наук, Институт экономики Национальной академии наук Беларуси

Проблема повышения энергоэффективности экономики чрезвычайно важна для любой страны мира. Одним из экономических показателей, характеризующих эффективность топливно-энергетических ресурсов (ТЭР), является энергоемкость валового внутреннего продукта (ВВП). Однако не менее актуально рассмотрение частных составляющих энергоемкости: нефтеемкости, газоемкости, углеемкости ВВП. В структуре мирового потребления ТЭР нефть по-прежнему занимает ведущее место. На ее долю приходилось 32% в общем потреблении энергоресурсов, в Беларуси — 28%. Поэтому особый интерес представляет сравнительный анализ экономического показателя — нефтеемкости ВВП — в странах мира и в Беларуси.

Поддержание высоких темпов роста национальной экономики любого государства невозможно без роста потребления энергоресурсов. Глобальный спрос на энергию обусловлен ростом численности населения, а также ростом экономического благосостояния, который позволяет в развивающихся странах увеличивать потребление все более энергозатратных продуктов.

 

Востребованность нефти

Основными видами углеводородного сырья для энергетики в настоящее время являются нефть, уголь и природный газ. Мировой спрос на нефть растет уже полтора столетия. Мир живет по формуле, в которой уровень развития страны напрямую связан с объемом потребления энергии, а нефть по-прежнему самый эффективный и универсальный ее носитель. Образно говоря, кровью мировой экономики является нефть, так называемое черное золото. На протяжении XX и XXI веков именно нефть остается одним из наиболее важных для человечества полезных ископаемых.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), нефть занимает ведущее место в мировом топливно-энергетическом балансе (32% в общем потреблении энергоресурсов, затем — уголь (26%) и газ (23%). Нефть — это невозобновляемый ресурс, и разговоры о том, что рано или поздно ее запасы подойдут к концу, ведутся уже не один десяток лет.

До последнего времени производство и потребление нефти и нефтепродуктов в мире с каждым годом увеличивались, несмотря на всевозможные прогнозы экспертов, что безальтернативность углеводородов закончилась (рис. 1).

Рис. 1. Мировое потребление нефти, млн т
Рис. 1. Мировое потребление нефти, млн т

 

По сравнению с 1990 годом потребление нефти в мире в 2018-м выросло в 1,4 раза.

Странами — лидерами по добыче нефти являются США, Россия, Саудовская Аравия (рис. 2).

Рис. 2. Страны — лидеры по добыче нефти в 2019 году (включая газовый конденсат, млн т) и Беларусь (для сравнения)
Рис. 2. Страны — лидеры по добыче нефти в 2019 году (включая газовый конденсат, млн т) и Беларусь (для сравнения)

 

Востребованность нефти определяется тем, какие продукты из нее можно получить и насколько эти продукты нужны на рынке именно сейчас.

В результате переработки тяжелой (высоковязкой) нефти получают битум, лак, смазочные масла арктические, мастику, сульфоны, сульфоксиды и многое другое.

Сегодня чуть ли не все товары, которыми мы пользуемся в повседневной жизни, имеют в своем составе продукты переработки нефти, в том числе полиэтилен, вазелин, губная помада, аспирин, жевательная резинка, немнущаяся одежда и другое. По иронии судьбы для создания альтернативных источников энергии, таких как солнечные батареи, также необходимы продукты переработки нефти — фотоэлементы, преобразующие солнечную энергию в электрическую, наносятся на панели, изготовляемые из нефтяных смол.

Но самое главное — это то, что нефть является сырьем для получения топлива для средств передвижения (бензин и дизельное топливо для автомобилей, авиационный керосин для реактивных двигателей самолетов).

По данным ОПЕК, абсолютный лидер по потреблению нефти — транспортная отрасль, на обеспечение которой уходит 57,2% потребляемой нефти в мире. При этом более всего нуждается в ней автотранспорт, потребляющий 79% нефти, необходимой для всей транспортной отрасли. На обеспечение промышленности уходит 26,4% нефти. Меньше всего требуется прочим отраслям — всего 16,4% общего объема. Согласно прогнозу ОПЕК, подобное распределение потребления по отраслям будет сохраняться вплоть до 2040 года.

На рисунке 3 представлена динамика производства и продаж новых автомобилей за 2002 — 2020 годы в мире.

Рис. 3. Динамика производства и продаж автомобилей за 2005 — 2020 годы в мире

Рис. 3. Динамика производства и продаж автомобилей за 2005 — 2020 годы в мире (интернет-источник: https://auto.vercity.ru/statistics/sales/)

 

 Влияние пандемии

Широкомасштабным явлением иного рода отмечен 2020 год — пандемией коронавируса, которая в короткие сроки распространилась почти во всех регионах планеты. Естественно, что пандемия COVID-19 будет сказываться на нефтяной отрасли в течение продолжительного периода, тормозя рост потребления нефти и смещая баланс между регионами мира. Кризис на нефтяном рынке, вызванный пандемией, продолжит оказывать серьезное влияние на рынок в течение многих лет, но спрос на нефть все-таки будет расти благодаря развивающимся странам. Такой прогноз содержится в ежегодном докладе ОПЕК World Oil Outlook 2020 (WOO-2020).

Пандемия изменила относительный вес различных секторов экономики в структуре глобального потребления нефти, что обусловлено серьезным ущербом от карантинных мер для авиаперевозок и автомобильного транспорта. Вероятные изменения в поведении потребителей еще долго будут сказываться на средне- и долгосрочном развитии многих секторов экономики.

При этом ОПЕК ожидает, что наиболее пострадавшие от COVID-19 отрасли, такие как авиаперевозки, автотранспорт и промышленность, будут стремиться наверстать упущенное. Эту тенденцию поддержит желание потребителей путешествовать и летать на дальние расстояния, а также запуск отложенных проектов в промышленном секторе. Мировой ВВП продолжит увеличиваться на 3,3% и 3,4% в 2024—2025 годах, что обеспечит прочную основу для роста спроса на нефть.

 

Экологический аспект

Одновременно с увеличением производства и потребления нефти и нефтепродуктов обостряется проблема выбросов углекислого газа (рис. 4).

Рис. 4. Динамика выбросов углекислого газа от использования нефти, млн т СО2 (по данным МЭА)

Рис. 4. Динамика выбросов углекислого газа от использования нефти, млн т СО2 (по данным МЭА)

 

Во всем мире все большее внимание уделяется поискам альтернатив традиционным видам углеводородного сырья — нефти, углю и природному газу. Причин тому множество: исчерпаемость углеводородного сырья, повышение уровня энергобезопасности, уменьшение зависимости от импорта, сокращение выбросов парниковых газов и многое другое.

Развивая договоренности Парижского соглашения по климату, многие страны приняли на себя обязательства перейти к экономике с нетто-нулевыми выбросами парниковых газов. Чтобы минимизировать ущерб, как считают ученые, просто снизить объемы выброса уже недостаточно — необходимо добиться нетто-нулевого выброса парниковых газов (zero-carbon footprint, или безуглеродный след). Нетто-нулевые выбросы означают, что выбросы должны быть не только снижены, но и, поскольку избежать их полностью не удастся, сбалансированы поглощением равного количества парниковых газов, прежде всего CO2. Проблема подобного масштаба — вызов для всего человечества и, очевидно, может быть решена только усилиями мирового сообщества в целом, поскольку отдельные страны или отрасли не способны справиться с ней.

Как затраты, так и организационные усилия, которые необходимы для достижения нетто-нулевых выбросов, по размеру и сложности не знают аналогов в истории. При этом важно обеспечить участие и координацию действий всех стран, а также, учитывая различия в структуре и возможностях их экономик, сделать так, чтобы энергетический переход, являющийся частью программы по борьбе с изменениями климата, не стал способом создания несправедливых ограничений в конкуренции.

Это особенно беспокоит страны с низкой энергоэффективностью экономики, а также государства, значительная часть экономики которых связана с добычей и переработкой углеводородного сырья или его большим потреблением. Нефтегазовая отрасль — одна из тех, которые в наибольшей степени будут затронуты в процессе перехода к режиму нулевого углеродного следа как прямо — через энергоемкую добычу, так и косвенно — через использование производимого углеводородного сырья в энергетике и на транспорте.

На рисунке 5 видно, что основным поставщиком парниковых газов является энергетика, на втором месте — транспорт.

Рис. 5. Выбросы углекислого газа на душу населения по секторам экономики в некоторых странах мира

Рис. 5. Выбросы углекислого газа на душу населения по секторам экономики в некоторых странах мира

 

Актуальные технологии

Многие отрасли экономики уже сегодня располагают технологиями, которые могут снизить уровень парниковых выбросов практически до нуля. В электроэнергетике это использование возобновляемых источников энергии и атомных электростанций. На транспорте — переход с двигателей внутреннего сгорания и углеводородного топлива на электродвигатели, батареи и водородные источники. Активное энергосбережение при эксплуатации зданий и отказ от обогрева газом могут обеспечить заметное снижение выбросов в ЖКХ и промышленности.

Однако большинство известных технологий пока не достигли стадии коммерческого использования, поскольку не найдены решения, приемлемые с технической и особенно экономической точек зрения. Здесь уместно вспомнить, что прорывные технологии редко находили применение сразу — для этого должны сложиться условия.

Можно предположить, что внедрение некоторых технологий снижения выбросов парниковых газов займет больше времени, чем другие, например переход на электрические двигатели в коммерческой авиации. В каких-то отраслях значительно снизить такие выбросы вообще невозможно, в частности в животноводстве.

 

Перспективы электротранспорта

В настоящее время мир стоит на пороге полномасштабного перехода к экологически чистым видам транспорта. Многие мировые компании работают над созданием новых моделей, представляя на общее обозрение свои концепты. Наряду с этим ведутся разработки и водородных топливных элементов.

При этом электрификация касается не только легковых автомобилей, но и автобусов, грузовых машин и спецтехники. Уже сегодня в некоторых крупных городах работает электрический общественный транспорт. В большинстве стран активно развиваются сети электрозаправочных станций и в целом создаются условия для полного перехода на электромобили.

Переход на электротранспорт — один из основных трендов мирового развития. По мнению экспертов, глобальный рынок электромобилей в ближайшем будущем будет расти. Так, в 2019 году количество электромобилей в мире увеличилось на 2,3 млн и превысило 7 млн, а по прогнозам к 2030 году около 20% мирового автопарка будет электрическим.

Какой бы сложной и затратной ни была задача по достижению нетто-нулевых выбросов, как любой глобальный вызов она станет стимулом к активному развитию новых технологий и ускорит переход к новому экономическому укладу, в котором роль и доля топливно-сырьевых отраслей неизбежно будут снижаться, хотя, очевидно, еще долго продолжат оставаться значимыми.

Одним из радикальных механизмов экологизации экономики является замещение нефтепродуктов в транспортном секторе на газ и электроэнергию. Интенсивное развитие рынка электромобилей обусловлено колоссальной государственной поддержкой как на финансовом, так и на законодательном уровнях. Великобритания, Франция и Нидерланды предполагают полный отказ от продаж автомобилей с двигателем внутреннего сгорания к 2030—2040 годам. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Индия, Малайзия) планируют электрификацию всех новых продаваемых автомобилей и ввод норм распространения электрокаров к 2025—2030 годам с последующим полным отказом от нефтепродуктов.

Декарбонизация транспорта — ключевой вектор экологической и экономической политики развитых стран. Согласно ожиданиям Европейской ассоциации нефтепереработчиков (Fuels Europe) продажи бензиновых и дизельных автомобилей покажут постепенное снижение (с более чем 80% в 2015 году до нуля в 2050-м), а сбыт гибридных электромобилей сильно увеличится (с 5% в 2015 году до почти 40% в 2050-м). Больше всего вырастут продажи подключаемых гибридов — к 2050 году. Они составят более 60% рынка, однако бензиновые, дизельные и гибридные транспортные средства по-прежнему будут занимать свыше 50% автопарка.

Вместе с тем развитие рынка электромобилей ограничивается рядом факторов:

  • необходимостью временных и инвестиционных ресурсов для создания и расширения производственных мощностей;
  • недостаточной доступностью и распространенностью главных компонентов зарядных устройств (лития, кобальта и никеля);
  • слабой инфраструктурной обеспеченностью территорий генерирующими мощностями и зарядными станциями.

Поэтому в долгосрочной перспективе нефтепродукты останутся основным источником энергии на транспорте.

Высокая волатильность цен на нефть (рис. 6), перебои с поставками энергоносителей в результате политических факторов, природных катаклизмов и террористических действий, напряженность на рынке нефтепродуктов, проблемы обеспечения энергетической безопасности — все это предпосылки для рационального, эффективного использования топливно-энергетических ресурсов, в том числе нефти, как в экономически развитых странах, так и в странах с переходной экономикой, каковой является Беларусь.

Рис. 6. Динамика изменения цен на нефть марки Brent, доллар/баррель

Рис. 6. Динамика изменения цен на нефть марки Brent, доллар/баррель (интернет-источник: https://investfunds.ru/indexes/624)

 

Эффективность использования

Все перечисленные выше факторы предопределили актуальность рассмотрения проблемы эффективности использования нефти с учетом того, что экономика не в одночасье откажется от углеводородного сырья и нефтепродуктов.

Экономика Республики Беларусь не обеспечена в полной мере собственными энергетическими ресурсами. За последние годы ежегодное потребление топливно-энергетических ресурсов находится на уровне 40±4 млн т условного топлива, при этом только на 15% наша страна обеспечивается собственными ресурсами. Добыча нефти составляет 5,5—7% валового потребления ТЭР (рис. 7).

Рис. 7. Соотношение добычи и импорта нефти в валовом потреблении ТЭР

Рис. 7. Соотношение добычи и импорта нефти в валовом потреблении ТЭР

 

В структуре потребления топливно-энергетических ресурсов Беларуси превалируют импортируемые нефть и газ (рис. 8).

Рис. 8. Структура потребления ТЭР в Беларуси в 2019 году
Рис. 8. Структура потребления ТЭР в Беларуси в 2019 году (по данным Белстата)

 

Относительно стабильным источником поступления энергетических ресурсов был и остается их импорт, в основном нефти и газа, осуществляемый преимущественно из Российской Федерации.

В целом для оценки эффективности использования топливно-энергетических ресурсов в мировой практике служит показатель энергоемкости валового внутреннего продукта, определяемый как отношение валового потребления ТЭР к объему ВВП за год:

         

НЕФТЕЕМКОСТЬ ВВП. ТЕНДЕНЦИИ

        (1)

где ЭнВВП — энергоемкость ВВП, кг н.э./доллар;

VТЭР — валовое потребление топливно-энергетических ресурсов, млн т н.э.;

QВВП — объем ВВП, млрд долларов.

При этом чем меньше величина энергоемкости, тем выше энергоэффективность экономики страны.

 

Нефтеемкость ВВП

Если в формуле (1) объем потребляемых ТЭР представить как сумму всех потребляемых видов ресурсов, то получаем энергоемкость отдельных показателей энергоемкости ВВП: нефтеемкость, углеемкость, газоемкость ВВП, энергоемкость атомной энергии, энергоемкость возобновляемых источников энергии:

(2)

где VН, VУ, VГ, VАЭ, VВИЭ — потребление соответственно нефти, угля, газа, атомной энергии, энергия возобновляемых источников, млн т н.э.;

   -

соответственно нефтеемкость, углеемкость, газоемкость ВВП, энергоемкость атомной энергии, энергоемкость возобновляемых источников энергии.

Такое представление (2) позволяет оценить энергоемкость ВВП по отдельным составляющим. Нефтеемкость ВВП, определяемая как отношение объема нефти, потребляемой на каждую единицу валового внутреннего продукта, используется в ряде стран мира для оценки эффективности потребления нефти в экономике. В Республике Беларусь нефтеемкость ВВП не публикуется в официальной статистике, несмотря на важность анализа для решения проблемы снижения энергоемкости ВВП. Анализ тенденций показателя нефтеемкости мирового ВВП за 1990—2018 годы показал значительное снижение этого показателя в ряде стран, в том числе в Беларуси, а также в мире (рис. 9): Беларусь — в 4,5 раза, мир — в 2,1 раза, Германия, Россия, Польша, Финляндия — соответственно в 1,8; 1,5; 1,4; 1,3 раза.

Рис. 9. Динамика показателя нефтеемкости ВВП в некоторых странах мира, кг н.э./доллар

Рис. 9. Динамика показателя нефтеемкости ВВП в некоторых странах мира, кг н.э./доллар

 

Однако нефтеемкость ВВП Беларуси существенно выше значения этого показателя: в мире — в 3 раза, Финляндии — в 2,1 раза, Германии — в 4,9 раза, Польше — в 4,4 раза, России — в 1,5 раза.
Высокая по сравнению с другими странами нефтеемкость означает, что для производства 1 доллара ВВП в Беларуси потребляется нефти больше, чем в анализируемых странах.
В то же время при анализе показателя нефтеемкости необходимо учитывать следующее. Его снижение в мире, Финляндии, Польше происходило на фоне более высокого темпа роста ВВП по сравнению с ростом потребления нефти. Что касается Германии, Беларуси и России, то в этих странах нефтеемкость понижалась из-за сокращения потребления нефти.
Исходя из нынешних реалий следует, что уменьшение нефтеемкости не должно достигаться за счет снижения потребления нефти. Речь идет о том, чтобы ее рациональное использование способствовало производству продукции с высокой добавленной стоимостью.

 

Белорусская нефтехимия

В Беларуси развит нефтехимический комплекс. Отечественные нефтеперерабатывающие заводы — «Нафтан» и Мозырский НПЗ — имеют высокий уровень технологической
оснащенности. Они входят в топ-10, а по некоторым позициям и в топ-3 нефтеперерабатывающих предприятий СНГ. Для минимизации рисков при выходе на мировые цены на сырье и снятия зависимости от колебаний стоимости в государственном концерне «Белнефтехим» разработана Стратегия развития нефтехимического комплекса Беларуси до 2030 года. Главная цель Стратегии — удовлетворение потребности страны в качественных нефтепродуктах. Одной из основных задач, решаемых в Стратегии, является диверсификация выпускаемой продукции. Планируется переход на более глубокую переработку нефти в нефтехимическую продукцию. Здесь главным предприятием станет «Наф-тан», оторый будет постепенно менять свой профиль с топливного на нефтехимический. Мозырский НПЗ будет развивать топливный профиль.

 

ОАО «Мозырский НПЗ». Комплексная установка производства высокооктановых компонентов бензина
ОАО «Мозырский НПЗ». Комплексная установка производства высокооктановых компонентов бензина

 

Выводы

Углеводородная экономика до 2040 года сможет играть ключевую роль в энергопотреблении в мире, а это значит, что повышение энергоэффективности нефти остается актуальной проблемой. В то же время, по мнению экспертов, нефть будет постепенно сдавать позиции другим энергоносителям.

Распространение электромобилей и декарбонизация экономики в целом — это реальные процессы, но не очень быстрые.
Исходя из сегодняшней картины мира сложно делать предположение о том, что потребление нефти в ближайшее десятилетие начнет сокращаться, даже если развитие технологий возобновляемой энергетики пойдет быстрее, чем сейчас. Ведь смена эпохи угля на эпоху нефти не отменила использование устаревшего топлива — его потребление выросло. Это относится даже к XXI веку: мировые мощности угольной генерации росли ежегодно до 2017 года, и на угле сегодня производят более 40% мирового электричества. Что же можно в таком случае говорить о нефти, обладающей гораздо более широкой сферой использования.

 

ФОТО Екатерина Блашко, Игорь Малащенко

 

 

 

ВВП Нефтеемкость Эффективность Электротранспорт Экология Нефть ТЭР
24 Февраля 2021
831
Рейтинг: 4