Результаты поиска

Поток

О ситуации, которая складывается на российском топливном рынке в связи с налоговым маневром

О ситуации, которая складывается на российском топливном рынке в связи с налоговым маневром

Прогнозы стоимости топлива и их ожидания — тема закрытая.

Тем не менее завершение налогового маневра продолжает широко обсуждаться специалистами, экспертами и в СМИ, поскольку новые правила значительно повлияют на работу отрасли в России, а также в Беларуси, так как нефтехимическая промышленность республики перерабатывает российские углеводороды.

Ситуация, которая складывается на российском топливном рынке в связи с налоговым маневром, и параметры госрегулирования активно обсуждались в Минске на Международной отраслевой конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница» и в Москве в рамках деловой программы Российской энергетической недели.

Что такое налоговый маневр

Завершающий этап налогового маневра в РФ начнется 1 января 2019 года и завершится в 2024 году. Суть его в том, что ставки вывозной таможенной пошлины на нефть будут постепенно снижаться с 30% до 0%. Экспортные пошлины на нефтепродукты последовательно и каждый год будут перекладывать в налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и в течение шести лет их полностью заместят. Вместе с тем про экспортную пошлину не забудут: она может быть введена экстренно при росте мировых цен на нефть более чем на 15% в месяц, и ее размер может достичь 90% от принятой на 2018 год ставки экспортной пошлины на нефть.

Основным элементом налогового маневра является показатель возвратного акциза, который станет компенсацией для нефтеперерабатывающих заводов. Для включения в число НПЗ, получающих обратный акциз, определены три критерия: попадание под антироссийские санкции, продажа продукции переработки на внутренний рынок (топливо либо сырье для нефтехимии), наличие уверенного курса на модернизацию. В результате техпереоснащения выход бензина класса Евро 5  должен составить 10 и более процентов от объема сырья, поступившего на переработку. В целях сдерживания роста цен на моторное топливо на внутреннем рынке РФ вводится демпфирующий механизм. Для российских НПЗ будут определены логистические коэффициенты, которые также окажут влияние на величину обратного акциза.

Причины налоговых перемен

Несмотря на модернизацию, российская нефтепереработка по ряду ключевых характеристик (глубина переработки, выход светлых нефтепродуктов, индекс Нельсона) отстает от других регионов мира. По информации, представленной директором Московского нефтегазового центра «Эрнст энд Янг» Денисом Борисовым в рамках деловой программы Российской энергетической недели, доля производства светлых нефтепродуктов (товарный бензин, авиакеросин и дизель) в общей структуре выпускаемой российской корзины нефтепродуктов остается менее 50%. Для сравнения: в Северной Америке — 84%, Европе — 67%, Африке — 65%, Азиатско-Тихоокеанском регионе — 64%, Латинской Америке — 62%, на Ближнем Востоке — 58%.

direktor-moskovskogo-neftegazovogo-centra-ernst-end-yang-denis-borisov

— Российскую переработку характеризует также высокий уровень «прочих» нефтепродуктов (более 30%), доля которых в отличие от других регионов мира продолжает расти. Худший по сравнению с Европой показатель маржи переработки в России определяется не только внешней конъюнктурой, но и таможенно-тарифной политикой, спецификой ценообразования на внутреннем рынке, — делают заключение эксперты центра. Денис Борисов констатирует снижение привлекательности модернизации.  

Директор департамента налоговой и таможенной политики Министерства финансов России Алексей Сазанов объясняет неустойчивое положение нефтепереработки низкой маржой НПЗ. Он связывает это с тем, что правительство РФ имеет обязательства по поддержанию темпа роста цен на внутреннем рынке не выше инфляции. Именно данные обязательства оказывают негативное влияние на маржу нефтепереработки и соответственно делают внутренний рынок неустойчивым. С января 2019 года, когда появится демпфирующий компонент, маржа переработки в РФ  вернется для среднего завода в размере около 2 тыс. рублей за тонну, что обеспечит устойчивое нефтепродуктообеспечение внутреннего рынка и рост цен на российских АЗС не выше инфляции.

direktor-departamenta-nalogovoj-i-tamozhennoj-politiki-ministerstva-finansov-rossii-aleksej-sazanov

Алексей Сазанов: «Уровень поддержки удельный мы оставили тот же, но повысили адресность: помогаем тем, кто поставляет на внутренний рынок. Теперь каждый собственник НПЗ озабочен тем, сколько нефти поступило на переработку и какой выход нефтепродуктов он получил. Исходя из этого определяется объем государственной поддержки и объем отрицательного акциза, которые будут предоставлены НПЗ. Безусловно, это будет подталкивать к повышению нефтепереработки». 

На вопрос, сколько сможет заработать бюджет РФ за период завершения налогового маневра до 2024 года, спикер не ответил. Ранее вице-премьер правительства РФ Дмитрий Козак сообщал, что госбюджет рассчитывает получить с нефтяников 1,3—1,6 трлн рублей дополнительных доходов за шесть лет.

Таким образом, завершением налогового маневра правительство России предполагает решить три задачи:

  1. создание условий для модернизации нефтепереработки;
  2. пополнение госбюджета;
  3. увеличение доли переработки углеводородного сырья.

Сценарные риски

Налоговый маневр не вмешивается в рыночные принципы, а Минэнерго России лишь использует существующие инструменты для формирования баланса. Антон Рубцов, директор департамента переработки нефти и газа Минэнерго России, отмечает, что балансы достаточно сложные: «Нужно обеспечить, чтобы в добыче был нейтральный эффект, чтобы системообразующие заводы, которые формируют сегодня индустрию, поставляют продукты на внутренний рынок, получили компенсацию равную той, которую они получали в виде разницы в таможенных пошлинах. Это было сделано».

anton-rubcov-direktor-departamenta-pererabotki-nefti-i-gaza-minenergo-rossii

Тема, которая возникла с демпфером, это не вопрос маневра, подчеркивает Рубцов, а результат рекордной цены на нефть в рублевом выражении. Демпфирующий механизм очень близок к акцизу и пошлине, он будет работать так же и позволит эффективно войти в 2019 год. Он также считает, что для НПЗ в рамках маневра существует возможность завершить программы модернизации:


«Сегодня те параметры, которые предложены, за некоторым исключением, требующем незначительной корректировки, позволяют решить эту задачу. Для того чтобы минимизировать риски, маневр реализуется постепенно. Это дает возможность адаптироваться компаниям, потребителям, всем участникам процесса к меняющимся условиям, дает ориентир на долгосрочную перспективу».


Налоговый маневр для ВИНКов

Сегодня ситуация на рынке моторных топлив в Российской Федерации крайне неустойчивая, считает член правления, вице-президент по экономике и планированию ПАО «ЛУКОЙЛ» Геннадий Федотов. Он отмечает, что ценовое регулирование на фоне увеличения цены на нефть и девальвации рубля ведет к тому, что экономика у так называемых независимых ритейлеров близка к нулю или находится в минусе, даже у ВИНКов розничный сегмент является сегодня убыточным: «Мы надеемся, что эта формульная конструкция станет более гибко реагировать на изменения макроэкономической ситуации, на изменения на внутреннем рынке РФ, и, соответственно, мы не в ручном режиме, как это сегодня у нас зачастую происходит, а в законодательном режиме будем видеть гибкое регулирование налоговой нагрузки».

vice-prezident-po-ekonomike-i-planirovaniyu-pao-lukojl-gennadij-fedotov

Федотов также заметил, что результат не может быть идеальным для всех участников рынка, поскольку у каждой компании своя специфика по доле добычи, по расположению заводов. По его мнению, важно обеспечить в отрасли налоговую стабильность, чтобы акцизная политика не менялась, а инвестиционный климат не остался пустым лозунгом. 

Павел Карчевский, советник генерального директора ПАО «Газпром нефть», относится к последствиям налогового маневра спокойно, отмечая, что корпорацию маневр не должен затронуть: «Мы либеральны по отношению к маневру, понимая, что это будет некое арифметическое действо — переход от одного инструмента экспортных пошлин к экспортным акцизам. Трагедией налоговой системы 2008—2018 годов стало то, что изначально не было решения об обнулении, строилось много заводов, поставлявших на рынок суррогаты, которые даже модернизировать нельзя. Поэтому как решение отраслевой и бюджетной задач нас налоговый маневр устраивает».

pavel-karchevskij-sovetnik-generalnogo-direktora-pao-gazprom-neft

Независимые и частные

Руководитель отдела анализа и маркетинговых исследований «Томсон Рейтер Кортес» Александр Шкурин считает, что налоговый маневр не решает проблем, а добавляет дополнительные механизмы, которые усложняют расчеты. Из положительных моментов он отметил перспективы материального стимулирования увеличения глубины переработки в виде механизма субсидирования, а также то, что для компенсации увеличения стоимости нефти на внутреннем рынке предусмотрен обратный акциз. Плюс есть и в том, что в определение «нефтяное сырье» включена не только нефть, но и газовый конденсат, вакуумный газойль, гудрон. Акциз позволяет получать вычет и при переработке мазута. 

rukovoditel-otdela-analiza-i-marketingovyh-issledovanij-tomson-rejter-kortes-aleksandr-shkurin

Александр Шкурин скептически относится к требованиям в отношении тех, кто может рассчитывать на получение обратного акциза. Объем переработки в 2017 году 600 тыс. т, наличие соглашения с Минэнерго о модернизации до 1 июня 2019 года нефтеперерабатывающих мощностей при объеме инвестиций до 2024 года не менее 60 млрд рублей — эти условия эксперт называет жесткими. Все ВИНКи проходят по первому пункту как находящиеся под антироссийскими санкциями, мини-заводы не могут потянуть ни одно из требований. Те заводы, которые не попадают в перечень априори, будут иметь отрицательную маржинальность, особенно на внутреннем рынке.


Ранее в сентябре на Московском финансовом форуме заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин сообщил, что в результате налогового маневра 30 млн т нефтеперерабатывающих мощностей уйдет с рынка. Это мини-заводы, которые не будут получать вычет. «Мы увидим снижение нефтепереработки с точки зрения мини-НПЗ, которые не будут модернизироваться… Это 10—15 млн т. Дальше еще будут 15—20 млн т в зоне риска. В сумме у нас может уйти до 30 млн т нефтепереработки», — сказал заместитель министра.

Не только мини-заводы входят в зону риска. Минфин еще в мае в своей презентации показал, что при завершении маневра за шесть лет независимые НПЗ могут потерять 242 млрд рублей.

Из них 66 млрд рублей — заводы крупнейшего частного нефтепереработчика в России группы «Новый поток» (New Stream Group), занимающей 32-е место в рейтинге 200 крупнейших частных компаний России (по версии издания Forbes).

Дмитрий Мазуров, председатель совета директоров этой группы компаний (куда входят Марийский и Афипский НПЗ), говорит о трудностях возврата «существенных инвестиций» в свои нефтеперерабатывающие заводы: «У нас самый большой и самый новый частный завод, не завод ВИНКов, а экспериментально построенный с чистого поля. Задачи ставились амбициозные — создать завод большой мощности, модернизировать максимально возможно и по глубине переработки, и по качеству продукции. На сегодня это девятимиллионник с полным ассортиментом бензинов качества Евро-5, дизелей еврокачества, включая зимние марки. Все построено, все введено, все работает. Рентабельности, на которую мы рассчитывали, фактически нет».

dmitrij-mazurov-predsedatel-soveta-direktorov-etoj-gruppy-kompanij

Одно из его предложений для Минфина — ввести дополнительные коэффициенты за те инвестиции, которые предприятие вложило, предусмотреть ту необходимую рентабельность, которая действительно поможет модернизировать предприятия, поскольку для заводов, у которых проект уже окупился, схема налогового маневра выглядит более сбалансированной.

Что касается судьбы НПЗ с примитивной структурой переработки, где половина продукции — мазут, то, согласно формуле, это предприятие должно умереть. Так считает Мазуров, аргументируя тем, что неэффективные или контрафактные производители сбивают на рынке цены, продавая суррогат на частных АЗС: «Налоговый маневр убирает с рынка недобросовестных производителей, мелких, неглубоких, просто «прилипал» на фоне разницы нефтяных продуктовых пошлин. Это нивелируется тем, что пошлина постепенно снижается, и выравниваются цены с мировыми, в ЕврАзЭС устанавливается единая конструкция. Задачи государственные решены, а решение задач производителей, особенно независимых, оставляет желать лучшего. Мы считаем, тут есть над чем работать». 

По его мнению, демпфирующая надбавка рассчитана для больших компаний, у которых есть запас финансовой прочности, таких как «Лукойл» и «Газпромнефть», но она не принесет «большой экономики» для частных НПЗ на этапе модернизации. 

Прогноз по дальнейшей работе российских и белорусских НПЗ Александр Шкурин сделать затруднился.

— Сейчас все участники рынка не могут понять, какая будет цена на внутреннем рынке, что вносить в бизнес-планы, какой будет спред. Мы не говорим сейчас о том, что будет в переговорах с белорусской стороной, я думаю, что очень много вопросов и у российских компаний. Я выскажу свое мнение, и поступающая информация это подтверждает, что прописанное сейчас в налоговом кодексе еще может быть пересмотрено. Дмитрий Медведев недавно заявил о том, что до конца года все механизмы еще будут уточняться.

Опыт показывает, что новый год это не только праздник, но и время открытий для участников рынка, как они будут работать в этом году. Но есть один момент, который я хотел бы отметить. Конечно же, если для белорусской стороны не будет предусмотрен подобный механизм, либо это будет обратный акциз, либо демпфирующий механизм, то разница между маржинальностью к 2024 году между российскими компаниями и белорусскими заводами будет существенная, — подчеркнул Александр Шкурин.

Текст Ольга Долгая 

Фото фонд Росконгресс, Дмитрий Сапов

13 Ноября 2018
1827
Рейтинг: 4