Поиск

Поток

Посол Ирана в Беларуси Алиреза Санеи рассказал о своей миссии в нашей стране

03 Января 2024
Наталья Нияковская

Наталья Нияковская

Заместитель главного редактора

Исламская Республика Иран, несмотря на вводимые против нее экономические ограничения, — одна из самых развитых стран Ближнего Востока. Больше всего внимания получает, конечно, нефтегазохимический рынок, однако диверсифицированная экономика страны привлекает игроков и из других отраслей и сфер. Ровно 30 лет дипломатических отношений связывают Беларусь и Иран. Сегодня государства как никогда прежде намерены активизировать сотрудничество. Такая задача ставится на самом высоком уровне — лидерами двух стран. В эксклюзивном интервью «Вестнику Белнефтехима» Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в Республике Беларусь Алиреза Санеи подчеркнул, что главное на пути друг к другу — не потерять время. Большой честью для нашего журнала стало согласие супруги дипломата — Масуме Санеи тоже ответить на некоторые вопросы.

НАВСТРЕЧУ ДРУГ ДРУГУ

— Ваше Превосходительство, вы назначены послом Ирана в Беларуси в марте 2023 года. Какими были ваши первые шаги в этой должности?

— Развитие взаимодействия между Ираном и Беларусью — значимое направление во внешней политике обеих стран. Но если именно политические отношения находятся уже на очень высоком уровне, то сотрудничество в экономической сфере не удовлетворяет лидеров наших стран. Когда весной этого года белорусский Президент Александр Григорьевич Лукашенко с официальным визитом посещал Иран (я, кстати, в то время еще работал у себя на родине, но уже через несколько дней уезжал в Минск), он заверил руководство нашей страны в полной решимости открыть новую страницу во взаимоотношениях двух государств. И это реально, так как наши экономики дополняют друг друга. Поэтому мой приоритет с первого дня работы в Беларуси — активизация и развитие экономических связей между деловыми кругами, промышленниками, учеными.

Копии верительных грамот Алиреза Санеи вручил министру иностранных дел Беларуси Сергею Алейнику. Минск, март 2023 года

По прибытии в Минск я вручил копии верительных грамот белорусскому министру иностранных дел Сергею Алейнику. Мы с ним также обсудили определенные шаги по активизации двустороннего сотрудничества с акцентом на экономическую составляющую, согласовали подходы к совместной работе в этом направлении. Затем я встречался с руководством Министерства промышленности, Министерства сельского хозяйства, белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень». Побывал в ЗАО «ТК Банк» — это иранский банк, который создан в Минске около 15 лет назад для того, чтобы обеспечивать расчеты между субъектами хозяйствования Беларуси и Ирана, а также содействовать притоку иранских инвестиций в Беларусь и белорусских — в Иран. Конструктивно мы пообщались в Белорусской торгово-промышленной палате и в ее Минском отделении. Кроме того, буквально с первых дней дипломатической миссии я начал посещать разные предприятия, организации, причем не только в столице.

Интересны мне и встречи с иранскими бизнесменами, которые уже работают в Беларуси. Они могут не только подсказать, какие барьеры существуют на пути развития отношений в целом между нашими странами, но и содействовать их разрешению.

Так step by step начиналось и продолжается мое знакомство с возможностями и потенциалом Республики Беларусь. 

— Вы говорите о том, что экономики Беларуси и Ирана взаимодополняемые. Что имеете в виду? Что включено в дорожную карту всестороннего сотрудничества между нашими двумя странами на 2023 — 2026 годы?

— Дорожная карта всестороннего сотрудничества подписана по итогам переговоров в Тегеране, которые провели лидеры наших стран — Александр Лукашенко и Эбрахим Раиси. Документ предусматривает взаимодействие в политической, экономической, консульской, научно-технической сферах, а также в сфере образования, культуры, искусства, СМИ и туризма. На официальной встрече наши лидеры неоднократно подчеркивали готовность стран взаимодействовать по всем направлениям.

Что касается взаимодополнения экономик, то Иран производит многое из того, что нужно Беларуси, и наоборот — Беларусь выпускает технику, товары, которые необходимы нашей стране. То есть мы можем обеспечивать потребности друг друга. 

Например, в Иране развито сельское хозяйство. Много продукции мы экспортируем и в Россию, и в Беларусь, и в страны Персидского залива. Для того, чтобы эффективно заниматься сельским хозяйством, нам нужна хорошая техника. Республика Беларусь широко известна как производитель современных тракторов, комбайнов. Иран располагает богатыми месторождениями меди, цинка. И вновь Беларусь может нам помочь техникой — ваши самосвалы высоко ценятся на внешних рынках. Уже даже есть предварительная договоренность о поставках 500 единиц карьерных самосвалов из Беларуси в Иран. На данный момент стороны прорабатывают детали сделки.

Иран производит 88% оборудования, которое необходимо для нефтяной, нефтехимической, газовой сфер. Поэтому вполне реально взаимодействие с Республикой Беларусь и на этой почве, поскольку наше оборудование может быть востребовано, например, на «Нафтане» и Мозырском НПЗ. Актуальные вопросы двустороннего сотрудничества мы уже обсуждали с председателем концерна «Белнефтехим» Андреем Рыбаковым, и, надеюсь, они получат развитие.

Вижу перспективы сотрудничества в научно-технической сфере. Я встречался с руководством Национальной академии наук Беларуси, с интересом изучил экспонаты выставки, где представлены инновационные разработки научных организаций. Отметил для себя ряд взаимовыгодных направлений. 

И подобных примеров много. Несмотря на то, что работаю в Беларуси недавно, я успел убедиться в том, что наши страны могут и хотят обеспечивать, дополнять и, главное, поддерживать друг друга.

РАССЧИТЫВАТЬ ТОЛЬКО НА СВОИ СИЛЫ

— Недавно в рамках рабочей поездки в Витебскую область вы побывали в ОАО «Полоцк-Стекловолокно». Какое впечатление произвело это предприятие?

— По работе я часто посещаю разные производства, заводы, в том числе в других странах. Но такое, как «Полоцк-Стекловолокно», увидел впервые.

Это мощное развитое предприятие, нацеленное на долгосрочные перспективы. Производство впечатлило, конечно. Меня заинтересовал тот факт, что бóльшая часть установленного оборудования — западная. Поскольку предприятие находится под санкциями, рано или поздно может возникнуть проблема с обновлением, модернизацией станков и технологических линий. Мы об этом говорили с руководством ОАО «Полоцк-Стекловолокно»: когда вас ограничивают в доступе к технологиям, не дают технику и оборудование, вам приходится полагаться только на свои силы и возможности и производить «дома» аналоги всего, что необходимо.

Мы в Иране это уже проходили. Раньше на наши НПЗ и нефтегазовые заводы оборудование поставлялось либо из США, либо из Великобритании, кое-что — из Италии, Германии, других стран. Но по мере усиления санкций мы научились самостоятельно производить такое оборудование и на данный момент не только закрываем собственные потребности, но и отправляем его на экспорт. Таким образом внешние угрозы мы превратили в возможности для будущего.

В рамках рабочей поездки в Витебскую область посол Ирана посетил ОАО «Полоцк-Стекловолокно». Полоцк, ноябрь 2023 года

— Чем ОАО «Полоцк-Стекловолокно» может быть интересно иранскому рынку?

— Стекловолокно — один из важных элементов, которые Иран импортирует. По итогам последних шести месяцев по иранскому календарю белорусское стекловолокно в структуре импорта этой продукции заняло 11-е место.

То, что производит это предприятие, применяется в различных отраслях. И вновь мы дополняем друг друга. В Иране, например, развито машиностроение, а «Полоцк-Стекловолокно» выпускает продукцию, которая нужна нашим производителям. По крайней мере, я постараюсь наладить контакты между этим предприятием и иранскими компаниями, которые используют материалы, изготовленные на основе стекловолокна.

— Какие у вас планы по посещению других белорусских объектов нефтехимической отрасли? Возьму на себя смелость порекомендовать обратить внимание на «Белшину» — именно это предприятие выпускает уникальные шины для тех самых большегрузов, самосвалов, тракторов, в которых, как вы говорили, заинтересован Иран.  

— В своей миссии в Республике Беларусь я обозначил две цели на пути развития экономических отношений между нашими странами.

Первая — мы должны подготовить необходимую инфраструктуру. Это касается и банковской сферы, и логистической, и транспортной. По отдельным направлениям созданы рабочие группы, подписан ряд соглашений. Например, планируется упростить режим для водителей — ускорить для них процесс прохождения разных транспортных коридоров между нашими странами. На контроле и возобновление прямого авиасообщения между Минском и Тегераном. Этот рейс готова совершать наша авиакомпания Mahan Air. Осталось решить технические вопросы. Надеюсь, результат мы скоро оценим. Прямое авиасообщение послужит дополнительным импульсом к сближению наших народов. И речь не только про туристов, которым в Иране всегда рады. Это будет способствовать активизации и личных встреч бизнесменов, и продвижения товаров, и авиаперевозок грузов.

Вторая цель — лично ознакомиться с возможностями и потенциалом как в целом Республики Беларусь и ее регионов, так и отдельно взятых предприятий. Поэтому спасибо за подсказку: постараюсь посетить и «Белшину». Кстати, у этого предприятия имеется опыт сотрудничества с иранскими компаниями. Было время, когда наша страна испытывала дефицит шин, и мы закупали их именно у «Белшины». Есть ниши для взаимодействия и сейчас. Планируется, что иранский производитель автомобилей Saipa вскоре начнет поставлять свою продукцию в Беларусь, и в рамках локализации производства шины будут белорусские. Кроме того, мы, в свою очередь, направили на «Белшину» образцы продукции — сырья, которое выпускается в Иране и используется при производстве шин. Возможно, сложится сотрудничество и в этом направлении.

— Как в целом выглядит нефтехимическая отрасль Ирана?

— По запасам нефти наша страна занимает третье место в мире. Несмотря на очень «умные» и точечные санкции, которые были призваны нас парализовать, мы ежедневно производим почти 4 миллиона баррелей нефти, что составляет 4,2% мирового спроса. Выпуском различных видов нефтехимической продукции в Иране занимается почти 70 предприятий. Ежегодно они производят около 95 миллионов тонн продукции, а согласно плану развития нефтехимической отрасли в ближайшие пять лет этот объем будет увеличен до 135 миллионов тонн. 

Отмечу отдельный предмет гордости. Иран реализовал программу по производству катализаторов для нефтехимической отрасли, и на данный момент мы на 88% самостоятельно обеспечиваем себя ими, а также экспортируем их в Россию и другие страны. Есть запрос на поставку наших катализаторов и из Беларуси.

Кроме того, около 30 химических комплексов в Иране ежегодно выпускают примерно 9 миллионов тонн полимеров различных марок. Планируется, что в течение ближайших четырех лет мощности этих комплексов позволят производить 20 миллионов тонн полимеров. 

ОДИН МИЛЛИАРД

— Какие особенности работы на рынке Ирана, ведения бизнеса, менталитета местных жителей надо знать белорусским экспортерам?

— Это важный вопрос, и задаваться им должен каждый экспортер, который желает закрепиться и успешно работать на рынке другой страны. При выстраивании деловых отношений с контрагентами необходимо учитывать не только экономическую и юридическую стороны вопроса, но и человеческую.

Когда я приехал в Минск и пообщался с разными людьми, то заметил, что наши бизнесмены и белорусские не знакомы с менталитетом друг друга. Но решить этот вопрос одними объяснениями невозможно — надо «почувствовать» визави. Для этого мы намерены увеличить количество встреч и переговоров, чаще обмениваться делегациями, проводить совместные выставки и другие мероприятия, чтобы представители разных сфер могли налаживать личные отношения и учиться понимать друг друга. 

Кстати, раньше бывало так, что белорусская компания обращается к нам, рассказывает, какой товар производит, и просит помочь в налаживании деловых контактов с иранским бизнесом. Сейчас мы замечаем, что белорусские компании все чаще самостоятельно находят партнеров в Иране. Вот они уже на связи, общаются, договариваются, а нас просто ставят в известность об этом. Такие случаи я расцениваю как положительный сигнал: значит, общий язык найден.

Даже если сравнивать статистику взаимодействия — официальные визиты, рабочие встречи, обмены делегациями, то их количество резко выросло за последнее время. Долгое время в Министерстве иностранных дел Ирана я возглавлял управление по работе с Беларусью и Украиной и точно знаю, что такого уровня взаимодействия между нашими странами никогда не было. Мы надеемся, что пройдет немного времени, и Беларусь с Ираном смогут в несколько раз увеличить взаимный товарооборот.

— Как вы думаете, мы готовы к достижению годового товарооборота в 1 миллиард долларов? 

— Да, готовы. Но для этого, как я уже говорил, необходимо создать соответствующую инфраструктуру и лучше узнать ниши и потенциал друг друга. Обеим странам предстоит наверстать упущенное. А это уже искусство — искусство наших и ваших бизнесменов, посольств воспользоваться открывшимися возможностями. Если мы это сделаем качественно, то, я уверен, с учетом нынешних контактов и уровня отношений, в том числе между лидерами наших стран, сможем взять планку в 1 миллиард долларов.

ЭПОХАЛЬНОЕ СОБЫТИЕ

— В феврале народ Ирана будет отмечать 45-ю годовщину Исламской революции. Что для жителей вашей страны и для вас лично значит это событие?

— Иран всегда был великой цивилизацией с очень богатой историей. Но последние 100 лет наша страна находилась под влиянием США и Великобритании. Западные страны использовали Иран в том числе как источник углеводородного сырья, энергетики. Мы зависели от чужих решений и воли. Но это не сломало характер нашего народа, который не хотел мириться с тем, что некогда великая держава попала под контроль других государств. Мы понимали, что имеем право сами принимать решения и их выполнять. Нам были не нужны западные ценности — у нас есть своя культура, свои традиции, которые формировали наши далекие уважаемые предки. Где справедливость, если история Америки насчитывает 200—300 лет, а Ирану только по летописным источникам — более 5 тысяч лет? Так почему мы должны подчиняться? Проблема пошла именно отсюда: США, которые выстраивают политику мирового господства, не могли смириться с тем, что какая-то одна страна хочет быть независимой, и начали создавать проблемы Ирану. Навязали войну с нашим соседом — Ираком, с которым до этого мы всегда были как братья. Предпринимали меры для государственного переворота. Активизировали террористические группировки. Начали играть чувствами представителей наших многочисленных национальностей, чтобы они восстали друг против друга. И, конечно, сразу были включены санкции против нас. Мы тогда целиком зависели от Запада и США, наша экономика держалась на доходах от продажи нефти. Они знали, что это жизненно важно для нас, и в первую очередь закрыли именно это направление…

Исламская революция стала эпохальным событием даже в мировых масштабах. Под санкциями мы уже 45 лет.

За это время наш народ научился рассчитывать только на самого себя. Мы поняли, что если просто продавать нефть, получать доход и, не задумываясь, закупать технику и оборудование извне, то однажды можно столкнуться с огромной проблемой, когда это все закончится. Поэтому мы стали учиться самостоятельно производить то, что раньше импортировали, и продвинулись в этом вопросе довольно далеко. Сегодня Иран выпускает даже ракеты и беспилотники и высоко котируется в этом плане в мире, мы преуспели в сфере нано- и биотехнологий. 

Хочу сказать, что быть независимым государством — это затратно. Санкции несут проблемы для народа, для бизнеса, для экономики. Но если мудро и взвешенно управлять ситуацией, то из угроз можно создать возможности. Некоторые сверхдержавы подумали, что, если они перестанут нас поддерживать, мы не выживем. Время все расставило на свои места. Иран в своем регионе имеет вес и выступает сильным игроком на рынке, стал членом ШОС, БРИКС. Мы открыты миру и готовы к равноправному сотрудничеству.

Интервью проходило в Посольстве Исламской Республики Иран в Республике Беларусь. Минск, декабрь 2023 года

ПРАЗДНИЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ

— Этот номер журнала выйдет накануне новогодних праздников. Кстати, по какому календарю живете вы — по персидскому или григорианскому?

— С вашего позволения представлю вам свою супругу — Масуме Санеи и передам ей слово.

— В Иране мы не пользуемся григорианским календарем. У нас есть Солнечная хиджра, основанная на высокой точности. В давние времена ученые-астрономы во главе с Омаром Хайямом исходя из наблюдений за обходом Земли вокруг Солнца сделали математические расчеты и составили наш собственный календарь, которым мы и пользуемся. Этому календарю больше 2 тысяч лет, что еще раз доказывает древность цивилизации, культуры и самобытность нашего народа.

Интересный факт. У вас, живущих по григорианскому календарю, новый год наступает всегда в одно и то же время — ровно в полночь между 31 декабря и 1 января. В Иране по солнечному календарю это происходит ровно в тот момент, когда Земля завершает обход вокруг Солнца. Это случается в разное время, что просчитывается до секунды, причем на сотни лет вперед. У нас говорят, что новый год наступит, например, сегодня в шесть часов вечера тридцать две минуты и сорок одну секунду. 

По солнечному календарю в Иране сейчас 1402 год. Система летоисчисления начинается от зарождения ислама — с момента переселения пророка Мухаммада из Мекки в Медину в 622 году. Наш Новый год называется Навруз, он приходится на день весеннего равноденствия.

— Как в Иране отмечают этот праздник?

— Как и вы, мы готовимся заранее. Наводим порядок дома, возвращаем долги, избавляемся от ненужных вещей. Как правило, покупаем новые наряды, обувь и надеваем это на праздник, который у нас, как и у вас, считается семейным. В первый день наступившего года, 21 марта, принято навещать старших родственников. Дети получают подарки от всех взрослых.

У вас ставят елку, а у нас главным новогодним украшением считается стол со старинными предметами, посудой, которые передаются в семье из поколения в поколение, и обязательно со свежей зеленью как символом жизни. Давняя традиция, которой все стараются придерживаться, предписывает раскладывать на столе семь предметов, названия которых начинаются с персидской буквы «С» и что-то обозначают. Например, зеленое яблоко — символ красоты и молодости — у нас называется «сиб», «сенжет» — это плоды лотоса, олицетворяющие любовь, «сиир» — чеснок, отвечающий за здоровье, и так далее. Примерно за месяц до Навруза хозяйки начинают проращивать пшеницу, потом ростки не только едят, но и украшают ими дом.

Готовим мы обычно рыбу и рис с зеленью, плов. Впрочем, у каждой семьи свои кулинарные предпочтения.

Кстати, у вас дети любят и ждут Деда Мороза, у нас тоже есть персонаж из иранского фольклора — Хаджи Фируз. Он одет в красный костюм, ходит по улицам городов, поет, танцует, звенит бубном — как бы оповещает людей о наступлении весны и нового года. Но ваш Дед Мороз раздает подарки, а иранский Хаджи Фируз, наоборот, сам их получает.

— Где наш 2024 год будете встречать?

— В Минске! И мы этому рады. Нам довелось в командировках с различными миссиями побывать во многих странах, но находиться в Беларуси особенно приятно. Мы уже оценили, насколько здесь красивая природа, какие чистые и аккуратные города, уже увидели и почувствовали все четыре поры года. Но главное — в вашей стране живут очень доброжелательные, гостеприимные, приветливые люди, общение с которыми доставляет истинное удовольствие и оставляет только положительные эмоции и впечатления.

— Что обычно знакомые, родственники желают друг другу в Иране? Накануне новогодних праздников с какими словами обратитесь к белорусам?

— Мы всегда желаем друг другу в первую очередь здоровья. Поэтому белорусам, как близким нам людям, хотим тоже сказать: здоровья вам, счастья, благополучия, успехов и мирного неба над головой.

ФОТО Елизавета Лукашун, Ольга Бахур, МИД Республики Беларусь

ВИДЕО Елизавета Лукашун

Беларусь Иран Алиреза Санеи Масуме Санеи «ПСВ» «Белшина» «Нафтан» Мозырский НПЗ
03 Января 2024
1690
Рейтинг: 4